Нардеп от »Слуги народа» Юлия Гришина об украинском образовании по-швейцарски, отставку Разумкова и зарплаты учителей

Народный депутат от «Слуги народа» Юлия Гришина, которой когда-то прочили кресло министра образования, в настоящее время занимается вопросами образования в профильном комитете Верховной Рады. С ней мы поговорили о зарплатах учителей, деньгах на образование, кадровые перестановки в правительстве и новом турборежиме «Слуг народа». А также о ее собственной книге «Знания, которые меняют мир», которую Юлия представляет 21 октября в Киеве.

Ваша книга – о проблемах украинского образования и методах их решения. Начнем с проблем: какие они?

Самая главная проблема в том, что вся система украинского образования от садика до ВНО не учит тому, что нужно на современном рынке труда.

Садики в основном выполняют функцию некой «камеры хранения» для малышей, пока родители на работе. Школы в основном учат запоминать информацию, чтобы подготовиться к ВНО. А вузы вообще не учитывают потребности рынка труда: у нас 49% безработных – с высшим образованием.

Фактически у нас нет единого мнения, какого человека мы хотим видеть после школы или университета. Нет единого взгляда на реформирование системы образования – каждое новое правительство делает это по своему усмотрению.

К тому же надо признать инертность системы, поскольку длительное время педагогов мало привлекали к образовательным реформам, а требовали только выполнять указания. В итоге у них выработался своеобразный иммунитет к любым инициативам и сформировался принцип работы: переждали одну реформу, пересидим и другую.

Все эти проблемы я четко обозначила в своей книге «Знания, которые меняют мир», которую представляю 21 октября.

Это глобальные проблемы, которые не решались десятилетиями. Почему это удастся сейчас?

Несколько десятилетий назад с аналогичными трудностями сталкивались европейские страны, которые сейчас являются мировыми лидерами образовательного процесса – Финляндия, Эстония, страны Северной Европы. Мы вполне можем использовать их опыт. Конечно, с учетом нашего менталитета и общественного устройства.

Прежде всего, должны научиться разумно тратить деньги на образование. Но с одним замечанием: любая оптимизация не должна затрагивать финансовые интересы учителей и преподавателей, ведь низкая зарплата не позволит им инвестировать в себя и профессионально развиваться.

Также мы можем применять европейский опыт государственно-частного партнерства в сфере образования. Когда частные школы получают государственное финансирование в зависимости от количества детей по принципу «деньги следуют за учеником». Таким образом частные школы, с одной стороны, получают бюджетное финансирование, с другой – вкладывают собственные средства в систему образования.

Этот принцип давно и успешно используют даже очень состоятельные в финансовом плане страны, такие как Бельгия и Нидерланды. В результате там есть широкий выбор школ, разнообразие методик обучения, высокая конкуренция и как следствие высокое качество образования.

И конечно же, надо стараться вывести государственное финансирование образования на уровень не менее 7% от ВВП, как это предусматривает «Закон об образовании». Пока нам это не удается.

Бюджет-2022 на образование – почти 186 млрд грн. На 17 млрд больше, чем нынешний. Достаточно ли этих денег?

Понятно, что многолетнюю недофинансированность образования исправить за один-два года невозможно. Ранее она финансировалась по остаточному принципу. Теперь – стала одним из пяти основных приоритетов для Президента и для правительства. И цифры это подтверждают.

Большим преимуществом образовательного бюджета-2022 я бы назвала увеличение стипендий впервые за 4 года: студентам вузов – до 2-2,5 тыс. грн; заведений профтехобразования – 1,25 тыс. грн, что в 2,5 раза больше нынешней стипендии.

Впервые появятся две новые субвенции: здоровое питание и пожарная безопасность в школах. На каждую из них выделят по 1,5 млрд грн. Также из плюсов: повышение зарплат педагогов (+ 8,5%), улучшение условий труда преподавателей и создание современных условий обучения для детей, развитие инклюзивного образования и развитие безбарьерного пространства.

А из минусов?

Недостаточная сумма запланирована на государственную поддержку детей с особыми образовательными потребностями. Всего 504 млн грн в год. А надо втрое больше. Поэтому я внесла предложение на комитет по увеличению этой субвенции до необходимых 1,3 млрд грн. Средства для этого в бюджете есть, их нужно перенаправить. Образовательный комитет предложение единогласно поддержал, теперь будем отстаивать эту поправку на заседаниях бюджетного комитета.

Больше денег надо заложить на оплату труда педагогов, в том числе дошкольных учебных заведений, обеспечение надлежащего проведения 3HO, оплату труда привлеченных работников по гражданско-правовым договорам, издание новых учебников, пожарной безопасности и ремонт общежитий, приобретение оборудования для лабораторий и учебных мастерских и тому подобное.

В общем расходы на образование действительно ежегодно растут, но стоит смотреть не столько на сумму средств, сколько на то, эффективно ли их используют.

Вы как считаете? Эффективно?

Приведу один пример: расходы Эстонии на образование составляют примерно 5,2% ВВП, в Украине это в пределах от 5,4 до 6% ВВП. Но Эстония входит в ТОП-10 стран по уровню образования, а Украина в этом рейтинге ближе к сороковым местам. Это и есть показатель эффективности использования средств.

Ежегодное увеличение финансирования, к сожалению, не решает проблемы с качеством образования. Именно поэтому даже в самых богатых странах сформировалась тенденция использовать каждый потраченный доллар или евро максимально эффективно, особенно в условиях кризиса из-за пандемии коронавируса.

Например, Япония поддерживает достойный уровень зарплат учителей, экономя на второстепенных затратах.

А как насчет украинских учителей? В бюджете на 2022 заложили повышение зарплат всего на 8,5%. Очевидно, это мало. Что с этим делать?

Повышение на 8,5% касается не только педагогов, но всех бюджетников. Конечно, лучше, чем ничего. Но согласна – этого недостаточно. Поэтому власть будет делать все возможное, чтобы поднять доходы учителей. Вы знаете, что в этом году серьезное повышение получили медики. Дать такое же повышение учителям в тот самый год, учитывая локдауны и ковидные ограничения, было просто невозможно. Уверена, это удастся сделать в следующем году.

Впрочем, этот вопрос все же постепенно решается. Например, в этом году зарплаты педагогов вырастут дважды: на 20% в январе и еще на 9% – в декабре. Такой рост в дальнейшем будет происходить постепенно ежегодно. Также увеличены почасовые ставки преподавателей и воспитателей.

И вообще условия труда всех работников образования постепенно улучшаются. Более 1 млрд грн выделено на персональные ноутбуки для учителей, создана онлайн-школа с электронными учебниками и основными материалами уроков для старшей школы. Это все значительно облегчит преподавание уроков в дистанционном режиме.

Впервые за 10 лет Минобразования возобновило сотрудничество с Всемирным банком. В течение ближайших пяти лет в рамках проекта Украина получит 200 млн долларов – в первую очередь на развитие цифровой инфраструктуры в учебных заведениях.

Дистанционка скоро может стать очень актуальной. Количество больных на коронавирус ежедневно растет, антирекорды по смертности, «красные» зоны. Возвращаемся к полному локдауну?

Насколько мне известно, сейчас Кабмин не планирует вводить в Украине общенациональный локдаун. Тем более, помочь удержать ситуацию с заболеваемостью на контролируемом уровне может каждый из нас с помощью вакцинации – вакцина есть в свободном доступе.

Сейчас в стране действует адаптивный карантин с разделением на зоны. В «красной», где уровень больных большой, учебные заведения могут работать в привычном оффлайн режиме, если 100% работников полностью вакцинированы. Это условие не распространяется на детсады, начальную школу (1-4 классы) и специальные школы – они продолжают работу в очном формате. В «желтой» зоне вакцинированными хотя бы одной дозой должны быть 80% работников учебных заведений.

Мы призываем вакцинироваться всех граждан, но особенно это важно для педагогов, чтобы образовательный процесс в учебных заведениях не прерывался на дистанционку и происходил в обычном режиме. По состоянию на 18 октября, кстати, хотя бы одну дозу вакцины от коронавируса получили 86% работников школ – это хороший показатель. Двумя дозами вакцинировано 56%.

Стимулировать вакцинацию планируем и народных депутатов. Сейчас на рассмотрении медицинского комитета постановление, предусматривающее допуск в Верховную Раду депутатов, журналистов и работников парламента только при наличии COVID-сертификата, негативного ПЦР-теста или справки о выздоровлении. Мы своим примером должны показывать людям важность вакцинации и соблюдения карантинных мероприятий. Поэтому такую инициативу я полностью поддерживаю.

Поговорим об образовательных законах. Какие инициативы депутаты планируют принять в ближайшее время?

Работаем сразу над несколькими важными законопроектамы. Один из них – моя инициатива об «академической добродетели». Законопроект будет определять, что передача, покупка и продажа научных произведений является негативным явлением, карается законом.

Ежемесячно в Украине продаются тысячи курсовых, дипломных или кандидатских работ – это целая индустрия плагиата! С ней нужно бороться – как, например, в США. У нас же покупка академического текста и его выдача за свою работу не является правонарушением. К тому же почти невозможно доказать подмену авторства. Надеюсь, этот законопроект вынесут в зал в ближайшее время.

Еще одна важная инициатива касается качества школьных учебников. Законопроект, который мы разработали, утверждает новый порядок конкурсного отбора школьных учебников, чтобы минимизировать возможность ошибок, неточностей и неуместного контента, которым сейчас они, к сожалению, изобилуют.

Также во втором чтении вскоре рассмотрим важный кабминовский законопроект о государственном региональном заказе на подготовку специалистов. Сейчас над ним работает рабочая группа. Этот документ вообще изменит подход к финансированию госзаказ на специальности. По сути, он вводит принцип «деньги ходят за студентом»: государство будет выделять деньги не на содержание учреждений образования, а на обучение студентов, учебные заведения будут конкурировать за абитуриентов.

Европейский опыт, конечно, ценен. Но пригоден ли для Украины?

Мы с коллегами по парламенту недавно вернулись из поездки в Швейцарию. Много общались с чиновниками и педагогами и поняли, что определенные элементы швейцарского образования мы уже начали перенимать, а в чем-то – существенно отстаем.

Что меня особенно поразило – это уровень внимания к обучению детей с особыми образовательными проблемами. В одном кантоне может работать до 60 спецшкол. Годовой бюджет не самой большой из них – до 20 млн евро!

А вот в Украине с 2017 года такие школы ликвидируют. За последние годы местные власти закрыли половину из них, а чиновники утверждают, что в Европе спецшкол нет.

В общем швейцарское образование очень показательное. Там учат тому, что действительно нужно для гарантированного трудоустройства. Именно поэтому уровень безработицы среди молодежи в Швейцарии на уровне 7,4% – самый низкий среди стран Северной Европы.

Профессиональное и высшее образование в Швейцарии дуальное, это когда теорию подает преподаватель, а практические навыки получают на производстве. Нередко предприятие трудоустраивает тех, кто учился.

Кстати, в Украине уже есть первый опыт использования такой системы – первые три экспериментальные группы, которые учились по дуальной системе, закончили обучение. В итоге улучшилось качество их профессиональной подготовки, а уровень трудоустройства составил 97%. Поэтому в этом году уже 217 украинских учреждений профессионального образования будут применять дуальную форму обучения, и этот опыт надо расширять.

Давайте о конкретных шагах. Что Украина должна сделать, чтобы наш уровень образования хотя бы немного приблизился к европейскому?

Прежде всего мы должны обеспечить последовательность реформ в образовании независимо от смены правительств. Это касается как учебных программ, так и финансирования.

Нужно также играть на опережение. Очевидно, сегодняшние первоклассники через два-три десятка лет будут работать в профессиях, которые сегодня еще даже не придумали. И иметь дело с социальными проблемами, которых сегодня еще не существует. Ну кто в начале 90-х мог себе представить SMM-специалиста? Или министра цифровой трансформации? Или глобальную пандемию коронавируса?

Конечно же, мы не можем научить ребенка профессиям будущего. Но можем приучить к постоянному самосовершенствованию, к критическому мышлению, к поиску новых решений. Важно, чтобы ребенок не конкурировал с компьютером, воспроизводя заученную информацию, а умел дополнить его возможности.

И самое главное – нам надо ускориться. Даже в успешных странах реформы образования происходят медленно и не успевают за быстрым развитием всех сфер жизни. Мы в этом вопросе отстаем гораздо больше, поэтому должны приложить еще больше усилий, чтобы наша система образования оперативно реагировала на изменения, которые происходят в стране и мире.

Сколько вообще времени может на это понадобиться?

Знаете, образовательная реформа в Германии продолжается 20 лет. В Финляндии, Эстонии и Великобритании – почти 30 лет. Однако эти страны до сих пор совершенствуют свои образовательные системы, хотя и так имеют высокие результаты.

Невозможно только один раз провести реформу образования и исправить все ошибки. Этот процесс идет десятилетиями, нам надо быть готовыми к этому но не останавливаться. И я уверена, что результат будет.

Поговорим о кадровых изменениях во власти. Уже несколько недель в СМИ говорят о вероятной отставке нескольких министров. Кто может потерять свое кресло?

Определенные кадровые ротации действительно ожидаются, однако полной перезагрузки правительства не будет. Кабинет министров в целом работает удовлетворительно, только некоторые направления требуют усиления и изменения их руководителя.

Конкретные фамилии министров, которые могут потерять кресло, называть не буду. Думаю, этот вопрос решится в ближайшие недели. Он долго стоял на паузе, потому что на повестке дня кадровые перестановки в парламенте.

Собственно, о них. Вы, как и абсолютное большинство фракции, поддержали отставку Дмитрия Разумкова. Почему?

Отзыв Дмитрия Разумкова был вполне логичным шагом. На должность спикера парламента его делегировала команда «Слуги народа» – поэтому мы должны вместе воплощать наши предвыборные обещания. Представитель нашей команды не должен намеренно затягивать с принятием важных инициатив – как это было с законом об олигархах, например. Или неголосованием за санкции СНБО относительно откровенно пророссийских политиков, которые работают против интересов Украины.

Но он как раз и был первым номером вашей команды.

Да. И было бы просто некорректным по отношению к нашим избирателям, если бы первый номер «Слуги народа» и продолжал работать против нашей команды и наших обещаний.

У Дмитрия Разумкова был собственный взгляд на инициативы, о которых я сказала выше. Он, конечно, имеет на это право. Но тогда уже не как представитель «Слуги народа» и Президента Владимира Зеленского.

Фактически теперь у вас есть полностью свой спикер парламента, будет свой вицеспикер. Оппозиция опасалась, что парламент перестанет быть независимым.

Работа ВР просто станет конструктивной. Без задержки рассмотрения важных законов, без 150-ти законопроектов на повестке дня, к которым у депутатов физически никогда не доходят руки.

Можете взглянуть хотя бы на сегодняшнюю повестку дня (19 октября – прим ред): там есть с десяток законодательных инициатив, но все они важны и неотложные. Кстати, Руслан Стефанчук подчеркнул, что предложения оппозиционных фракций обязательно будут учитываться при формировании повестки дня.

Вернетесь к турборежиму?

Посмотрим. Фактически парламент 9-го созыва уже на стадии экватора, осталось буквально два года. Это не много, чтобы успеть воплотить те инициативы, которые мы обещали в своей программе. Поэтому сейчас мы максимально синхронизируем нашу команду. Продолжается работа в так называемых тройках: парламент, Кабинет министров Офис Президента. Сейчас нет времени на политиканство, только реальная работа.

Говорят и о кадровых перестановках среди глав парламентских комитетов. В частности, о возможном увольнении главы образовательного комитета Сергея Бабака и назначения вас на его место. Вы согласитесь?

Пока таких предложений мне не поступало. Я в возглавляю подкомитет по вопросам высшего образования, а наш комитет работает в обычном составе. Если мне предложат стать его головой – это предложение я рассмотрю.

Источник: www.obozrevatel.com