Константин Эггерт: Противостояния в Черном море избежать не получится

Путин нападет на Украину не с суши, а со стороны Черного моря, заблокирует или захватит ее порты и создаст сухопутный коридор, который соединит Крым с «большой землей», пишет Константин Эггерт для DW. НАТО осудит действия Кремля, но не вмешается. Ведь Украина не входит в альянс и на нее не распространяются гарантии 5-й статьи Североатлантического договора – о коллективной обороне. Такой сценарий изложил в статье для агентства Bloomberg отставной американский адмирал Джеймс Ставридис. Он – бывший верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами НАТО в Европе, а ныне бизнес-консультант и успешный писатель.

Едва ли лидеры так называемой Бухарестской девятки (В9) обсуждали вероятность такого развития событий в ближайшее время с президентом Соединенных Штатов и генеральным секретарем НАТО во время виртуального саммита в минувший понедельник, 10 мая. Но ясно, что речь там и так шла об Украине и о том, что и когда может вновь предпринять Владимир Путин после апрельских «учений» у границ Украины.

Девятка – неформальное объединение стран так называемого «восточного фланга» НАТО. Оно создано в 2014 году, можно сказать, по следам российско-украинского конфликта, по инициативе Румынии и Польши. К ним присоединились Латвия, Литва, Эстония, Чехия, Словакия, Венгрия и Болгария. Семь из девяти – сторонники максимально жесткого противостояния политике Кремля. У Венгрии и Болгарии позиции более гибкие, но нередко вполне совпадающие со взглядами румын, поляков и литовцев.

Все эти годы Бухарестская девятка старалась выступать в НАТО единым фронтом. Некоторых это раздражало, особенно Германию и Францию, с их традиционной линией на сохранение диалога с Москвой в любых обстоятельствах.

Но нынешнее заседание девятки прошло после апрельского кризиса и на фоне до конца не снятых опасений нового раунда российско-украинской войны. Вдобавок, на июнь намечен очередной саммит Североатлантического альянса, а прямо сейчас проходит серия серьезных учений союзников по НАТО. В Бухаресте призывают американцев радикально увеличить свое военное присутствие в Румынии. Участие Джо Байдена в виртуальной конференции доказывает: контекст (не без помощи путинского бряцания оружием) изменился и черноморское направление в НАТО воспринимают как приоритетное.

Это, однако, не означает наличия у альянса ясной стратегии.

Ведь что делать с Украиной и Грузией, двумя постсоветскими странами, давно и упорно стремящимися в НАТО, до сих пор непонятно. Стремиться они не перестанут. Украинские вооруженные силы за семь лет противостояния с российской армией приобрели опыт. Они намного лучше вооружены (в том числе, американским оружием). Офицерский состав (как и в Грузии) регулярно обучается или стажируется в странах альянса. Гражданский политический контроль над вооруженными силами вполне соответствует стандартам НАТО, а демократические институты находятся едва ли в худшем состоянии, чем в другой черноморской стране – Турции Реджепа Эрдогана.

Часто упоминаемое требование к кандидатам на вступление – не иметь территориальных конфликтов с соседями – не формализовано Вашингтонским договором 1949 года, заложившим основы альянса. Более того, как рассказывал автору один из бывших заместителей генерального секретаря НАТО, представители Грузии не раз говорили в Брюсселе, что готовы письменно согласиться с тем, что статья о коллективной обороне не будет распространяться на территорию Абхазии и Южной Осетии.

Наконец, вступление в альянс обещано Киеву и Тбилиси в заключительном коммюнике саммита альянса в Бухаресте в апреле 2008 года. Тогда за то, чтобы предоставить Тбилиси и Киеву Membership Action Plan (план действий по вступлению) ратовал президент США Джордж Буш-младший, страны Балтии и Центральной Европы. Категорически против были Германия и Франция.

Но точно также, Путин, пока он у власти, не может позволить украинцам и грузинам выбрать свой путь и вступить в НАТО. Он планирует оставаться в Кремле вплоть до 2036 года. Мне трудно представить себе, что все это время в Киеве и Тбилиси будут смирно ждать какой-нибудь очередной «медведевской оттепели». Тем более, что она может и не наступить. Чем дальше в историю уходит СССР, тем четче и яснее грузины и украинцы будут осознавать свои национальные интересы как отличные от интересов Москвы. И тем громче стучаться в двери альянса.

Конечно, можно дать Украине и Грузии статус «глобальных партнеров» – подобный тому, который имеют Южная Корея, Иордания, Австралия. Но это – временное решение. Да и оно, кстати, вполне может спровоцировать Кремль на действия против Украины.

Киев (и, в несколько меньшей степени, Тбилиси), с одной стороны, и Москва с другой, неуклонно приближаются к новому раунду борьбы за будущее. Бравирующий своей непредсказуемостью Путин вполне способен решиться на «превентивный удар» – пока (с его точки зрения) не поздно.

Учитывая мощный рост боеспособности вооруженных сил Украины, новый раунд ее противостояния с Россией способен превратиться в большую европейскую войну в черноморском регионе. Более того, после стольких лет углубляющегося сотрудничества возможное поражение Украины будет смотреться и как поражение Североатлантического альянса. Точно так же, как неудача Армении в прошлогодней войне с Азербайджаном выглядела как поражение ее главного союзника и защитника – России.

Война ударит по мировым рынкам, поколеблет и без того шаткую стабильность южного фланга НАТО. Но самое главное – она политически расколет и фатально ослабит альянс, где Бухарестская девятка не первый год бьет тревогу, а другие союзники делают вид, что это их касается лишь отчасти. Такой исход и станет главным трофеем Кремля.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник: www.obozrevatel.com