Изнанка «турборежима». Как партия Владимира Зеленского справляется с тем, что пообещала избирателям

За пять месяцев работы в Верховной Раде фракция Слуга народа выполнила лишь каждое десятое свое предвыборное обещание.

Почти полгода назад Верховная Рада оказалась в руках президентского монобольшинства: в нем сегодня состоит 247 человек, при том, что простое большинство в ВР — это 226 депутатов. Со столь мощным представительством команда Владимира Зеленского получила карт-бланш на воплощение в жизнь программы Слуги народа (СН). Последняя состоит из 16-ти ключевых направлений, которые включали в себя обещания побороть коррупцию, внедрить диджитализацию, реформировать суды и правоохранительные органы, заняться защитой окружающей среды и многое другое.

Аналитический портал Слово и Дело, отбросив слова, вычленил из программы СН 91 конкретное обещание. По меркам нынешней Рады это не так и много: в программе партии Голос Святослава Вакарчука эксперты обнаружили рекордные 124 обещания. Намного скромнее в этом смысле оказались Оппозиционная платформа — За жизнь (ОПЗЖ) Юрия Бойко-Виктора Медведчука и Батькивщина Юлии Тимошенко: на каждую партию пришлось по 70 обещаний. А Европейская солидарность (ЕС) Петра Порошенко и вовсе ограничилась 49.

Но сколько бы и чего не наговорили в своих предвыборных программах ОПЗЖ, Батькивщина, ЕС и Голос, даже совместных усилий им не хватило бы для того, чтобы принять в парламенте законы, которые реализовывали бы пункты их предвыборных программ.

СН же является единственной фракцией, которой под силу с помощью голосований воплотить в жизнь свои лозунги.

Формально СН «включила» турборежим и за короткое время ВР действительно приняла большое количество законов — 133, авторами 89 из которых являются разные ветви команды Зеленского, уточняет Алексей Кошель, глава Комитета избирателей Украины (КИУ).

Но как показывают расчеты Слово и Дело, сделанные по просьбе НВ, количество в случае СН не перешло в качество: «слуги народа» за пять месяцев выполнили лишь 10% от собственной программы. Депутаты монобольшинства, по оценкам Слово и Дело, реализовали лишь девять своих обещаний, — остальные все еще находятся в процессе работы.

В список выполненного СН аналитики Слово и Дело отнесли:

— отмену неприкосновенности депутатов ВР;

— обязательную конфискацию имущества коррупционеров;

— перезагрузку прокуратуры;

— перезагрузку Высшего совета правосудия (ВСП);

— перезагрузку Высшей квалификационной комиссии судей (ВККС);

— возвращение нормы, предполагающей ответственность чиновников за незаконное обогащение;

— вознаграждение для обличителей коррупции;

— внедрение независимого контроля за качеством строительства дорог;

— принятие нового Избирательного кодекса.

Валентин Гладких, аналитик Слово и дело, назвал такой результат неплохим, учитывая, что при этом принимались и инициативы, которые не входили в список обещанных. «А тексты большинства законопроектов были написаны еще в прошлом созыве парламента, что значительно облегчило работу СН», — сказал НВ эксперт.

Но даже то, что «слуги народа» сделали, не привело к ожидаемым итогам.

Судебная система

В ноябре вступил в силу закон № 193, предусматривающий некоторые изменения в судебной системе. Он касается сферы влияния ВСП, сокращения количества судей Верховного суда, роспуска ВККС. Документ предусматривает укрепление судебной реформы. Но на деле принятый закон раскритиковала как Венецианская комиссия, так и профильные украинские эксперты.

«Сделать шаги к независимому суду получилось, но они не оказались эффективными. На практике вся власть продолжает быть в руках старых судей ВСП [они занимаются отбором судей в ВККС], которые провалили судебную реформу еще во времена [пятого президента Петра] Порошенко», — объясняет Михаил Жернаков, глава правления общественной организации DEJURE, нацеленной на реформирование сферы правосудия.

Эксперт поддерживает перезагрузку ВККС, но в ее реализации, по его мнению, должны участвовать честные и незаангажированные эксперты.

Жернаков надеется, что Офис президента (ОП) признает свою ошибку и в ближайшее время подаст в Раду законопроект, способный разрешить проблему.

А искать выход нужно как можно скорее: роспуск ВККС привел к прекращению процесса назначения судей первой и второй инстанций. На данный момент вакантными остаются более двух тысяч мест.

Правоохранительная система

Опрошенные НВ эксперты отмечают «апгрейд» работы органов уголовной юстиции: реформу Генпрокуратуры, приведшей к появлению Офиса генпрокурора, а также обновление состава Госбюро расследований (ГБР).

«Вычищено 55% кадров из Генпрокуратуры: было 1339 сотрудников, осталось 610. Сейчас проходит добор людей, которые готовы работать в обновленной прокуратуре. Параллельно будет продолжаться процесс очистки региональных прокуратур», — рассказал НВ Александр Леменов, эксперт организации StateWatch.

Но на фоне перемен генпрокурор, которым сейчас является Руслан Рябошапка, получает больше полномочий: теперь он может заниматься кадровыми перестановками, стратегией развития прокуратуры, устанавливать нагрузку на прокуроров. При этом должность генпрокурора относится к президентской квоте — иными словами, закрепляется влияние главы государства на всю прокурорскую вертикаль.

С ГБР тоже проблемы: уволили его прежнего директора Романа Трубу, который запомнился не достижениями, а скандалами. Но на его место не пришел человек, избранный конкурсной комиссией, — обязанности главы Бюро временно исполняет бывшая депутат СН Ирина Венедиктова. И назначил ее на это место глава государства.

«Оценить работу ГБР можно будет только после того, как там пройдет независимый и прозрачный конкурс [на должность директора]», — констатирует Леменов.

Еще меньше реформы коснулись СБУ и Нацполиции.

Борьба с коррупцией

Антикоррупционные достижения полностью перекликаются с работой правоохранительных органов, уверен Виталий Шабунин, глава правления Центра противодействия коррупции (ЦПК).

Важными достижениями в антикоррупционной деятельности он считает принятые парламентом инициативы по возвращению в Уголовный кодекс статьи о незаконном обогащении, конфискации имущества коррупционеров, а также кадровые назначения в Национальном агентстве по вопросам предотвращения коррупции (НАПК), Офисе генпрокурора и ГБР.

«Мы также ждем обещанной реформы СБУ, а именно прекращения нехарактерной для спецслужб функции — борьбы с коррупцией», — говорит Шабунин. Речь идет о ликвидации так называемого отдела К в СБУ.

Большим разочарованием для главы правления ЦПК стало то, что на должности шефа МВД остался Арсен Аваков. Хотя еще в августе 2019-го в команде президента заявляли, что дали министру некий «испытательный срок», но никаких оценок — прошел Аваков его или нет — до сих пор не последовало. А за это время подчиненные министра провели громкие аресты по делу об убийстве журналиста Павла Шеремета, но все повернулось так, что теперь даже депутаты СН сомневаются в правильности действий следствия.

Шабунин уточняет, что СН по сути не смогла реально снять неприкосновенность с депутатов. По закону это можно сделать, но на практике процесс «снятия» будет довольно сложным. Ведь теперь только генпрокурор имеет право вносить сведения о свершении депутатом уголовного преступления в Единый реестр досудебных расследований, — а именно это является формальной причиной для лишения неприкосновенности. «Парламент вроде бы проголосовал за снятие неприкосновенности, а на самом деле усилил ее», — отмечает Шабунин.

Экономика и бизнес

«По экономическим направлениям было проголосовано достаточно много законопроектов, которые долго пылились и лежали в парламенте. В экономической сфере все случилось намного лучше, чем мы ожидали», — считает Сергей Фурса, экономист и представитель инвесткомпании Dragon Capital.

Среди положительных моментов он отмечает принятый закон о сплите для рынка финансовых услуг, а также ряд изменений, внесенных в Налоговый и Таможенный кодексы.

«Но главный закон еще не принят, — это запуск рынка земли», — говорит Фурса.

Анна Деревянко, исполнительный директор Европейской бизнес ассоциации (ЕБА), также констатирует улучшения. В стране приняли закон об уполномоченном экономическом операторе и внедрении системы NCTS на таможне; закон о концессии, который бизнес-сообщество ожидало длительное время. В контексте противодействия теневой экономике ВР приняла законы 128-IX и 129-IX, которые предусматривают повышение ответственности бизнеса за невыдачу фискальных чеков, внедрение механизма так называемого «кэшбек», постепенное расширение сферы обязательного использования кассовых аппаратов и возможность использования современных технологий для проведения расчетов.

«Начало работы нового состава парламента однозначно запомнится своим ускоренным режимом работы. И для бизнеса это время оказалось еще и несколько стрессовым, поскольку часто не хватало времени на ознакомление и обработку важных документов», — рассказала НВ Деревянко. В то же время она констатирует готовность власти к диалогу и сотрудничеству.

На 2020 год ЕБА выделила 10 главных приоритетов, которые помогут достигнуть экономического развития. Речь идет о противодействии теневой экономике, снижении налоговой нагрузки на фонд оплаты труда и давления на легальный бизнес, внедрении принципов circular economy, продолжении гармонизации законодательства Украины с нормами ЕС, принятии современного трудового законодательства.

«Но работать они [все эти законы] смогут только со справедливой судебной системой, действенными правоохранительными органами и наличием равных правил игры», — уверена Деревянко.

Источник: nv.ua