Глава Донецкой ОВА Кириленко: РФ наращивает силы, мы готовимся. Мариуполь стоит до конца

Руководитель Донецкой военной администрации Павел Кириленко рассказал в интервью LIGA.net, к чему готовится область и сколько сил осталось у Мариуполя

Донецкую область, которая восемь лет страдает от российской агрессии, могут ожидать более серьезные испытания. Россия перебрасывает войска на харьковское направление с целью штурма и полной оккупации Донбасса.

Как регион готовится к обороне, какие направления приоритетны для врага и сможет ли выстоять Мариуполь, – об этом глава Донецкой областной военной администрации Павел Кириленко рассказал в интервью LIGA.net.

Читайте нас в Telegram: проверенные факты, только важное

Какая общая ситуация в Донецкой области?

– Стабильно напряженная, особенно вдоль линии разграничения. Идут постоянные обстрелы населенных пунктов, от юга до севера. Это Авдеевка, Марьинка, Красногоровка, Угледар. Враг пытается подниматься вверх по Волновахскому району. Периодически обстреливаются крупные города Покровск и Краматорск. На севере на границе с Харьковской областью тоже боевые действия. Это так называемое изюмское направление.

Сколько в области осталось местного населения?

– Примерно 800 000 человек. Это включая Мариуполь. До вторжения 24 февраля постоянно проживало 1 860 000.

В это число входят принудительно депортированные в РФ?

– Депортированных из Мариуполя около 30 000. По Волновахе эта цифра незначительна, ее считать будет целесообразно после освобождения территорий. Потому что оставшееся в укрытиях население продолжает там находиться.

– Есть ли у вас понимание, что с людьми, которых депортируют в РФ?

– У них действуют концентрационные лагеря, недалеко от Мариуполя в мангушском направлении. Проводят селекцию людей: мужчин отдельно, женщин с детьми – отдельно. Забирают украинские паспорта и выдают справку, по которой они передвигаются либо на временно оккупированные территории, либо в Россию.

— Какие города, кроме Мариуполя, больше всего пострадали?

– Разрушение есть по всем городам, которые я называл. Очень сильно разрушена Авдеевка, страдают Угледар, Марьинка, Красногоровка, Лиманская громада и населенные пункты, граничащие с Харьковской областью.

Где сейчас проходит линия фронта? В Луганской области до 24 февраля было захвачено 30% территорий, сейчас – 70%. Что в Донецкой области?

– Все крупнейшие города остаются под контролем Вооруженных сил Украины и украинской власти. До 24 февраля была оккупирована около трети области. Сейчас под оккупацией Волноваха, Мангушская и Никольская громады с населенными пунктами вдоль побережья Азовского моря. То есть больше трети. Но по площади это незначительные населенные пункты.

Неделю назад российское военное руководство заявило, что сконцентрируется на захвате Донбасса. В том числе с этим наши военные связывают отход российских захватчиков с киевского и черниговского направлений. Изменилась ли оперативная ситуация в регионе?

– Ситуация острая, активные боевые действия на Донбассе проходили фактически с самого начала. Но сейчас мы наблюдаем передислокацию войск РФ, что свидетельствует о накоплении сил. Раньше они пытались прорваться с изюмского и южного направлений, но контратаками наши военные выбивали их. Сейчас они сосредоточены на передислокации и наращивании военных сил: от пехоты до бронетанковой техники и тяжелой артиллерии. И, конечно, мы не исключаем авиацию и крылатые ракеты.

Россияне контролируют Изюм в Харьковской области. Насколько это опасно в контексте предполагаемого прорыва в сторону Донецкой области?

– В Изюме постоянно идут бои. Для них стратегически важно иметь прямой вход на территорию Донецкой области, разбрасывать войска для форсирования водных препятствий и вести наступательные действия.

Какая ситуация вокруг Угледара? Насколько я понял, это еще одна стратегически важная точка для оккупантов на юге.

– Российские оккупанты не спешат заходить даже в небольшие города, понимая, что там у них точно нет преимущества.

Такова тактика и по Угледару, который они постоянно обстреливают и наводят панику на население. Ибо добиваться успехов без населения нереально.

То есть и в Донецкой области, – где, согласно пропаганде Кремля, их ждали, – войска РФ не могут рассчитывать на «лояльность» местных?

– Люди видят разницу. Невозможно сравнить развитие подконтрольной Украине территории с неподконтрольной. У многих там есть родственники. Поэтому они понимают, что все заявления местных «властей» являются дешевым популизмом.

— Достаточно ли сейчас на донецком направлении наших защитников и техники, чтобы остановить вероятный штурм? Ожидается ли подкрепление?

– Мы понимаем ситуацию и максимально готовимся к ее вероятному обострению, чтобы враг не осуществил свои намерения на донецком направлении.

– Под Киевом воюют срочники и контрактники армии РФ. В ОРДЛО же бросают местных на «мясо», идет массовая «мобилизация». Какая картина и меняется ли она, учитывая намерение Кремля захватить Донбасс?

– Они используют мобилизованных не только для боевых действий на линии столкновения. Их могут и в Крым перенаправить, где они идут дальше на юг Украины. Также люди с оккупированной территории появлялись в других областях с активной фазой боевых действий. В Сумской области пленные предоставляли данные, где выяснялось, что это население оккупированных территорий.

– Появляются ли на донецком направлении более «профессиональные» российские военные, которые должны помочь мобилизованным захватить регион?

– У них такой микс. Есть войска ОРДЛО. Но ясно, что они не добились бы никакого успеха без армии РФ. И этот микс усложняет для нас задачу.

– Какая ситуация в Мариуполе? Сколько процентов города контролирует враг?

– Идут бои в центре города и в направлении порта. Постоянно происходит передислокация небольших группировок. Бьют по жилым домам.

Город продолжает находиться под контролем украинских властей, но по части территории передвигаются российские войска и наемники. По многим подтвержденным материалам есть представители Чеченской республики.

— Много спекуляций среди пропагандистов по поводу металлургического комбината «Азовсталь». Кто контролирует это предприятие?

– Еще в начале активных боевых действий Азовсталь была переведена в режим горячей консервации. Сейчас ее разрушают враги, основные производственные процессы там остановлены. Как такого контроля, чтобы они заходили, – я не вижу, что им это интересно. Поскольку для того, чтобы туда зайти, им следует понимать, что с этим потом делать. А я очень сильно сомневаюсь, что у них такое понимание есть.

— Сейчас все чаще звучат призывы к военно-политическому руководству Украины по поводу деблокады Мариуполя. Рассматривается ли такой сценарий? Или в нынешней ситуации это нереально?

– Ситуация по Мариуполю четко понятна руководству государства и Вооруженным силам. Все возможные меры, которые можно предпринять в этой ситуации, предпринимаются. И определенные действия также выполняются, но их нельзя озвучивать. Возможно, не все могут это видеть, но по мере возможностей и в сверхсложной ситуации руководство государства этим постоянно занимается.

– Сколько сейчас мирных жителей осталось в Мариуполе?

– Около 120 000. Это при 460 000 населения до 24 февраля.

– Ваш личный прогноз по Мариуполю: сколько при нынешнем соотношении сил он сможет продержаться?

– Я бы не давал прогнозы. Понимаю, насколько сложная ситуация. Как их раздражает, что у них количественное преимущество и они постоянно прибавляют, – а их отбивают и берут в плен наши защитники. Они будут стоять там до конца.

К чему готовиться жителям области, которые не выехали?

– Все, у кого есть такая возможность, должны временно покинуть область. Мы все должны отбросить панику в сторону. Большая вероятность, что ситуация будет усложняться. Это очевидно. И в таком случае одним из важных рычагов манипуляций и достижения результатов для врага будет население. Поэтому населению нужно уезжать, чтобы выбить этот рычаг из рук оккупанта. И защитникам Донбасса будет гораздо легче бить врага.

Предусматривает ли правовой режим военного положения опцию принудительного отселения людей, чтобы облегчить задачу украинским защитникам?

– Закон дает такие полномочия военному командованию и администрациям. Но мы же не будем превращаться в оккупанта. Более эффективно понимание самого населения. Мы сделаем все, чтобы людям было куда возвращаться. А для этого необходим плацдарм для работы.

Источник: news.liga.net