БПП возглавил контрреволюцию. Мустафа Найем и Светлана Залищук — о Зеленском, Порошенко, Тимошенко и будущем Украины

После громкого расследования о масштабной коррупции в оборонной сфере страны трое депутатов-еврооптимистов заявили о выходе из президентской фракции Блок Петра Порошенко.

Татьяна Даниленко поговорила с двумя из них — Мустафой Найемом и Светланой Залищук. Публикуем главные цитаты из их интервью в формате прямой речи:


Мустафа Найем

е хочется быть связанным с людьми, которые сейчас фактически возвращают то, что произошло пять лет назад. Они [члены фракции БПП, — Ред.] возглавили контрреволюцию, я не хочу формально иметь с ними ничего общего.

Есть четкое убеждение, что все [хорошее], что за последние пять лет происходило в стране, происходило только по одной причине: в систему приходили люди, которые никогда не были в системе. <...> Вот если сейчас путь этих людей остановить, сделать так, чтобы их было меньше, или не позволить им — как, например, сейчас вытесняют [и.о. министра здравоохранения] Ульяну Супрун, вытесняют многих людей из правоохранительных органов, из правительства, из парламента, — если этот путь не продлить, то мы просто будем вынуждены через пять-десять лет снова идти на Майдан, снова выходить на улицы, а не завершать нашу революцию.

Мне не подходит ни [шоумен Владимир] Зеленский, ни [действующий президент Петр] Порошенко, ни [лидер партии Батькивщина Юлия] Тимошенко.

Мы давно знаем, что такое Юлия Тимошенко, мы знаем, к чему приводит то, что делает сейчас Петр Порошенко. Мы понимаем, что многое состоялось при президенте Порошенко, но с другой стороны, мы знаем, что происходит сейчас и с воровством, и с антикоррупционной реформой, и с незаконным обогащением, что происходит в регионах с подкупом голосов.

Мы знаем, кто такой Зеленский, кто такой Игорь Коломойский — олигарх, который обошелся стране дороже, чем все остальное, что было вообще за всю историю. Вот этот выбор кого-то устраивает?

Да, действительно, можно наблюдать и сказать: «Вы знаете, мы не можем ничего сделать, потому что все уже решено». Давайте будем делать шаги не потому, что нам кажется, что кто-то победит. Пять лет назад, когда мы начинали Евромайдан, нам тоже казалось, что невозможно ничего, что мы вот сейчас вышли, постоим — и пойдем домой. Я считаю, что у нас сейчас есть возможность сделать выбор, сделать разницу.

Худшее, что может с нами произойти — это быть вечными политиками. Вечно тулиться в эти списки, в Раду, все время бояться, что тебя кто-то где-то исключит, какой-то [народный депутат Алексей] Гончаренко, который тебе будет что-то в спину говорить.

Я уверен, что если Порошенко выиграет, ситуация будет еще хуже, потому что он будет цементировать ситуацию, будет пытаться отомстить тем, кто был против него. И — что хуже — у него будет для этого достаточно и воли, и правоохранительных органов. <...> Я уже не говорю о вообще пустом Зеленском — человеке, у которого нет в голове, [который] не понимает разницы между нормальными [государственными] органами (при том, что я очень уважаю его избирателей).

Отдельно я хотел бы еще одну вещь сказать: даже те люди, которые остались во фракции БПП — там есть разные люди. Это очень важно сказать, что очень много людей и в партии, и во фракции, которые в действительности являются честными, правильными. У кого-то есть слабость, кто-то в чем-то зависим, но есть нормальные люди, с которыми мы там сотрудничали.

Есть люди, которые работают в штабах Петра Порошенко. Для них, когда они узнают [о коррупции в оборонке], — особенно, когда на трибуну выходит лидер нашей фракции Артур Герасимов и с таким покерфейсом начинает снова городить какую-то чушь о том, что «потому, что когда-то украли, — просто вдумайтесь, — армия была разворована, поэтому мы вынуждены были заниматься контрабандой «, — это на какую голову вообще налазит? Эти люди, когда с ними общаешься лично (я нескольких знаю — пять-семь человек), они говорят: «Слушай, ну мы же работаем, но мы просто в шоке. Мы просто не знали, что так бывает».

Знаете, когда я последний раз такие разговоры слышал? Когда во времена [экс-президента Виктора] Януковича его депутаты Партии регионов узнавали, например, об очередном Межигорье или об очередном автомобиле Виктора Януковича-младшего. Они говорили: «Слушай, ну так не может быть! Нам платят тысячи долларов, такого не бывает. Это как, сколько денег?!».

Светлана Залищук

Петра Порошенко есть все правоохранительные органы, есть знания, есть информация, компромат — я думаю, что очень многие люди просто боятся делать какие-то шаги. Для некоторых это спасательный круг на воде, за который, пока президент остается президентом, они будут держаться. А как только они будут понимать, что президент «посыпался», я думаю, их там не станет и они будут искать другие команды и т.п. Я думаю, что БПП вообще исчезнет как институция, с моей точки зрения, как только президента не станет.

Я считаю, что мандат — это не рабский билет. Мы не присягали на верность какому-то имени президента или политического лидера. Мандат — это обязательства перед людьми, перед обществом, выполнять определенную политику.

Чрезвычайно важно, кто будет генеральным прокурором — от этого зависит, насколько любые антикоррупционные обещания могут быть оправданы. Мы видели, что происходит во времена Юрия Луценко — может ли он расследовать каких-то друзей Петра Порошенко? Очевидно, что нет, не может.

СБУ сегодня в значительной мере, во многих случаях была этакой репрессивной машиной по целому ряду бизнесов. Вспомним, как СБУ расчищала рынок сжиженного газа конкретно для Виктора Медведчука (очевидно, с согласия Банковой).

Мы наблюдаем, что каждый телеканал, по сути, имеет своего кандидата в президенты — большинство телеканалов. Но одновременно мы также видим, что олигархи открыли свои телеканалы для участия всех кандидатов (в какой-то степени) на своих телеканалах. Это способ, очевидно, диверсифицировать риски, так как в украинской политике может быть все. Я думаю, что они понимают это и поэтому, боясь поставить на другого — того, кто не выиграет, они диверсифицируют свои риски.

Когда президент предлагал «слить» электронные декларации — да, мы голосовали против. Когда президент предлагает закладывать в бюджет миллиард гривен для одного агрохолдинга [предпринимателя Юрия] Косюка — да, мы голосуем против. Когда президент назначает господина [Найджела] Брауна, фейкового аудитора для НАБУ, — да, мы голосуем против. Вместо этого мы голосуем за избирательное законодательство, которое было в коалиционном соглашении, мы предлагаем Антикоррупционный суд, которого Порошенко пытался избежать полтора года и т.п. Речь идет не о персоналиях, речь идет о конкретном содержании, о политике, за которую мы боремся и которую мы отстаиваем. Я горжусь каждым законом, за который мы проголосовали.

Источник: nv.ua