Путин боится выглядеть слабым? Что говорят на Западе о возможном признании »Л/ДНР» в России

15 февраля российская Госдума проголосовала за обращение к президенту Владимиру Путину с призывом признать так называемые «ЛНР» и «ДНР» – квазиреспублики на оккупированном Донбассе.

Мнение иностранных экспертов и политиков на этот счет разделились. Одни считают, что таким образом глава Кремля решил перевести фокус внимания с неудачного шантажа с вторжениям; другие уверены – именно факт признания станет началом полномасштабной войны России с Украиной.

Что еще пишут западные СМИ – читайте в подборке OBOZREVATEL.

Бывший посол США в Киеве Стивен Пайфер подчеркивает, что Госдума «никоим образом» не могла инициировать обращение к Путину самостоятельно. А если российское руководство все-таки пойдет на признание террористов, то это будет означать фактический выход страны-агрессора из «Минских соглашений».

«Несомненно, Кремль организовал эту резолюцию – как часть продолжающейся кампании по давлению на Украину», – считает дипломат.

The Washington Post также называет решение российского парламента «шагом, который фактически сорвет зашедшие в тупик мирные договоренности 2015 года». А The Guardian считает, что Госдума «дала возможность поднять ставки в… кризисе без нападения на Украину». Издание предполагает, что хотя Путин вряд ли немедленно признает «Л/ДНР», но «воспользуется этим вариантом в качестве козыря, продолжая требовать гарантий безопасности от Запада».

Politico отмечает, что резонансное решение Госдумы «может поставить под угрозу дипломатические усилия, направленные на предотвращение более широкой войны» между Россией и Украиной. «Признание независимости двух областей на востоке Украины по сути аннулировало бы Минский процесс – набор соглашений, которые были подписаны в 2014 и 2015 годах и гарантировали, что эти области останутся частью Украины», – напоминают западным читателям журналисты.

Американский журнал Fortune констатирует, что «российские законодатели предоставили Путину еще один способ эскалации напряженности в отношениях с Украиной». Издание также полагает, что шаг Госдумы «вобьет гвоздь» в «Минские соглашения», хотя пока «неясно, что Путин будет делать дальше».

New York Times оценивает решение Госдумы как «знак того, что Россия готова продолжать оказывать давление на Украину – даже вопреки сообщениям об отводе части войск из приграничных районов». Журналисты уверены, что признание боевиков еще больше повысит риск полномасштабной войны между РФ и Украиной.

«Сепаратисты заявляют о своих претензиях на всю территорию Донецкой и Луганской областей Украины, однако контролируют лишь около трети этих земель… Резолюция [Госдумы] фактически дает Путину еще один козырь в переговорах с западными лидерами и еще один рычаг воздействия на Украину», – пишет издание.

Бывший посол США в Киеве Майкл Макфол анализирует и другие недавние события, связанные с эскалацией. В частности, демонстративное решение Путина продолжить переговоры на встрече с Сергеем Лавровым 14 февраля, отведение части российских войск от украинской границы и заявление главы Кремля о «геноциде» на Донбассе.

«Мы все ищем признаки того, что Путин склоняется к переговорам, а не к войне, потому что все мы хотим избежать войны. Но мы должны быть осторожны… Как может Путин стоять в стороне и наблюдать за «геноцидом» этнических русских (его фрейм, не мой)? Эта реплика Путина меня страшит», – признает дипломат.

Макфол прогнозирует, что обращение Госдумы к президенту может стать началом полномасштабной войны между Россией и Украиной. «Поскольку поддерживаемые Путиным сепаратисты не контролируют все эти территории [Донецкую и Луганскую области]», — разъясняет Макфол политический смысл возможного признания квазиреспублик.

The Guardian полагает, что зайдя в тупик переговоров с Западом, «Путин угрожает разрушить статус-кво». «Это может означать, что, помимо войны, Россия рассматривает и другие варианты для достижения своих целей, но также свидетельствует и о том, что Кремль теряет терпение», — делает вывод газета, напоминая о недавних словах Путина: «Мы хотим решить этот вопрос сейчас – вот прямо сейчас, в ближайшее время, в ходе переговорного процесса».

Политический аналитик Иван Преображенский напоминает, что в «конституции» псевдореспублик провозглашен суверенитет над всей территорией Луганской и Донецкой областей. Но по факту террористы контролируют только половину от этого.

«В итоге для России такое признание, учитывая ее реальную, в том числе военную, роль в жизни «ДНР»/»ЛНР», может стать путем к новой войне как минимум за оставшуюся часть Донецкой и Луганской областей под юрисдикцией Украины. Даже если это не последует автоматически за признанием, угроза нового масштабного военного конфликта сохранится», – считает эксперт.

Учитывая недавние переговоры Путина с канцлером Германии Олафом Шольцем, аналитик сомневается, что Кремль пойдет на признание псевдореспублик. «Он пока отчетливо готов еще попробовать договориться. Ну а если не получится, то вот тогда-то нас может ждать второй тур обострения, вплоть до признания «ЛНР» и «ДНР» и боев за их «территориальную целостность», – пишет Преображенский.

Российский журналист Константин Эггерт придерживается противоположного мнение, хотя и подтверждает, что признание украинских оккупированных территорий вполне реально. Особенно после отказала США и НАТО предоставить Кремлю так называемые «гарантии безопасности».

«Сказать: «Простите, не рассчитал последствия!» и отвести войска Путин не может. Это будет выглядеть глупо и беспомощно. А вот «взять под защиту от «украинских национал-радикалов» так называемые «ЛНР» и «ДНР» – то есть, фактически, легализовать российское военное присутствие в Луганске, Донецке и вокруг – вполне реально. Для начала, не вполне ясно, считать ли такую акцию «вторжением» и вводить ли санкции. Многие европейцы будут за то, чтобы не считать. И тогда Москва сможет требовать от Киева нового соглашения, взамен Минских, в котором обязательства Украины будут прописаны четко, и выполнять их нужно будет быстро и в одностороннем порядке», – отметил журналист.

«Это значит, что попытка запугать Украину и Запад концентрацией вооруженных сил не оправдалась, и теперь переходим к попытке запугать присоединением. При этом ведь присоединять никто не будет спешить, как и в случае с концентрацией вооруженных сил», – считает политолог Дмитрий Орешкин.

Аналогичного мнения придерживается и политолог Аббас Галлямов. По его словам, факт игнорирования ультиматума свидетельствует о том, что у Кремля может не быть другого выхода из ситуации кроме признания террористических формирований.

«Главный мотив Путина – нежелание выглядеть слабым, прогнувшимся и уступившим. Россия выставила ультиматум, а та сторона взяла и эти ультиматумы проигнорировала. А если не отреагировать, то ты выглядишь слабаком. Ты угрожаешь, замахнулся, а ударить боишься. Это старый уголовный закон: достал нож – бей. Надо что-то сделать, а что делать?» – размышляет он.

А немецкий военный эксперт Вольфганг Рихтер и вовсе считает, что постановлению Госдумы не следует придавать чрезмерное значение, признание «ДНР» и «ЛНР», по его мнению, – не тема для Путина, даже если депутаты этого и требуют. «Это противоречило бы намерению вести диалог», – говорит он, считая, что главное для Москвы – стратегическое равновесие, в первую очередь, с США, договоренность о неразмещении ракет и прочей военной инфраструктуры вблизи российских границ.

Что в итоге? Западные издания и эксперты разошлись в оценке решения российских депутатов. Однако большинство склонно считать, что признание террористов «ЛДНР» Путиным будет означать отказ России от «Минских соглашений» – единственного документа, на котором должен быть основан мирный процесс на Донбассе.

Источник: www.obozrevatel.com