Борис Житнигор: Российская »бензоколонка» и экономика США: инертная дегенерация против задиристого новаторства

С подачи многочисленных пропагандистских СМИ России и всевозможных тенденциозных экспертов, отрабатывающих путинскому режиму своё весомое «патриотическое» жалование, «страна двуглавого орла» преподносится доверчивым местным обывателям в качестве полноценной, более того – «идеальной» альтернативы ненавистному американскому империализму.

Преимущественно очень далекое от процветания население великодержавной «родины слонов» в своем большинстве вынуждено доверять крайне настойчивому в оценках и беспрекословно авторитетному «телевизору». Поэтому рядовые россияне не особо удивляются тому, что их полупустые карманы и холодильники, на фоне непомерно разрастающегося достатка сырьевых олигархов, как оказывается, свидетельствуют не об обыденной российской бедности и беспросветной коррупции в стране, а о высокопарной стабильности бытия.

Прискорбно, что этому самому большинству, неизменно находящемуся во власти информационного зомбирования, вряд ли в обозримом будущем доведется узнать правду, посетив ту же Америку или иные развитые государства и осознав понимание достатка в цивилизованном мире. Поэтому оно так и будет пребывать во власти тщеславных фантазий об эфемерном величии РФ вплоть до её уже вполне различимой на историческом горизонте кончины.

И лишь представители незначительной благополучной части подданных евразийской деспотии, имеющей, за счет инертных сограждан, всевозможные откатные накопления самого невнятного происхождения, зарубежные виллы, яхты, а также доступ к элитным университетам для своих детей, традиционно загадочно улыбаются, ярко презентуя на фешенебельных курортах и в престижных мировых столицах сложно распознаваемую сущность «великой России».

Да уж, так называемая «российская элита», за пределами показной патриотической риторики и демонстрации верноподданнических пристрастий к великому кормчему российской исключительности, не преминет взвалить на себя непосильную ношу нравственных тягот, связанных с потреблением «токсичных» продуктов американского упадка. Эта братия не откажется от возможности ездить на Tesla, пользоваться iPhone использовать операционные системы корпорации Microsoft, общаться с окружающими в Facebook, Twitter, Instagram, LinkedIn и WhatsApp, отправлять электронные письма через почтовый сервер Gmail. Искать информацию в Google и коротать время за просмотром видеоматериалов в YouTube. Носить одежду Tommy Hilfiger, Calvine Klein, Wrangler, Guess, Under Armour или GAP. Совершать модные нынче ежедневные пробежки в спортивных костюмах и кроссовках Nike, Reebok, New Balance, Asics или Fila. Подписывать документы ручкой Parker и отслеживать время по часам Guess, Timex, или Michael Kors. Летать на самолетах Boeing. Созерцать голливудские фильмы и иные произведения самого масштабного и востребованного в мире американского шоу-бизнеса. Получать наиболее профессиональные аналитические сведения по информационным каналам Associated Press, Bloomberg, Fox News, CNN, The New York Times, The Washington Post, The Wall Street Journal. Наблюдать за высококачественными хоккейными баталиями в НХЛ, баскетбольными сражениями в НБА, лучшими боксерскими и MMA-бойцовскими поединками из США. Потреблять медицинские препараты и аксессуары Pfizer, Johnson & Johnson и Procter & Gamble. Хранить сбережения в долларах, покупать товары на Amazon и Ebay. Отдыхать в Малибу, Майами и на Гавайях. Приобретать образование в университетах США. Получать медицинские услуги в американских клиниках. А также делать еще много, очень много чего с использованием столь ненавистного «американского ресурса» …

Мало вероятно, что многим покажется удивительным тот факт, что американцам не нужно ничего, ну абсолютно ничего из того, что с титаническими усилиями может скупо породить и предложить миру так высоко себя превозносящая «русская цивилизация». Ну, разве что, — отдельные произведения искусства.

В современном мире постоянно расширяющихся масштабов потребления ресурсов, большинству значимых социальных процессов оправданно предшествуют экономические детерминанты. В связи с этим, закономерен вопрос: могут ли иметь место экономические причины, например, столь безудержно полыхающей братской любви России к Украине?

Думается, при всех уничижительных комментариях российских аналитиков в адрес экономики Украины, её возможное поглощение вполне органично вписалось бы в «наполеоновские» планы руководства РФ.

Между тем, хорошо известно, что экономическое процветание страны напрямую не зависит от масштабов её территории.

Ежегодно лондонский исследовательский институт «Legatum Institute» проводит всесторонний анализ экономических процессов в различных странах мира и обнародует, так называемый, Индекс процветания — глобальный рейтинг самых прогрессирующих стран. В порядке возрастания итогового места, в прошлом году лидеры этого рейтинга выстроились следующим образом: 19. Япония; 18. Исландия; 17. Франция; 16. Бельгия; 15. Австралия; 14. США; 13. Канада, 12. Финляндия; 11. Австрия; 10. Великобритания; 9. Люксембург; 8. Сингапур; 7. Норвегия; 6. Дания; 5. Германия; 4. Швейцария; 3. Швеция; 2. Нидерланды; 1. Новая Зеландия — страна с наиболее стабильной, сбалансированной и открытой экономикой. Как видим в этой иерархии доминируют небольшие демократические государства с высоким уровнем развития экономической инфраструктуры, диверсификации и технологической насыщенности бизнеса, политической ответственности власти. Среди преобладающих, экономически успешных «малышей — крепышей», не на ведущих позициях, но присутствуют действительно крупные державы – США, Канада, Австралия, которые традиционно отличаются высоким качественным уровнем национальных экономик.

Если принять во внимание рейтинги показателей номинального ВВП стран мира (по состоянию на 2018 г.), которые параллельно формируются МВФ, ООН и Всемирным банком, то в качестве лидеров, конечно, мы увидим США и Китай (Россия — двенадцатая). Однако в первой двадцатке, а тем более — тридцатке стран-лидеров находится множество небольших государств, достаток которых формируется на основе дальновидной государственной политики распределения ресурсов, развития сферы услуг и технологий. А более объективный индикатор благосостояния населения (качества жизни) и эффективности экономики (экономической активности) – ВВП на душу населения, — вновь демонстрирует абсолютную доминанту среди наиболее благополучных стран мира именно небольших государств (США на 10-12 месте, Россия – на 50 – 56, Китай – на 73-77).

Кроме того, маленькие страны — экономические лидеры, в сравнении с территориальными гигантами – и процветающими, и тем более – экономически малоразвитыми, как правило, имеют планомерные – восходящие, а не скачкообразные графики темпов роста и размеров номинального ВВП, и размеров ВВП по паритету покупательной способности, а также гораздо более низкие значения государственного долга.

Экономика США – это отнюдь не образцовый пример планомерности развития и хозяйственного баланса. Но она представляет собой ту порой суматошную, но живительной деловую среду, в бурлящих недрах которой порождается абсолютное большинство макроэкономических рычагов и элементов общечеловеческого прогресса. Даже сугубо внутрихозяйственные события в экономике США чаще всего приобретают глобальное значение.

Многим памятно, что эксцентричный и во многом непоследовательный бывший президент США Дональд Трамп отличился изрядно запоздалой реакцией на пандемию коронавируса, что дает о себе знать в стране со столь недюжинными научными, технологическими и экономическими возможностями по сей день — в виде неизменно высокого уровня заболеваемости населения. Тем не менее, в последующем, ушедший глава американского государства предпринял хоть и несвоевременные, но значительные усилия, направленные на компенсацию потерянного времени и обуздание коварной эпидемии. Дефицит бюджета США приобрел трехкратное «ковидное» увеличение и к концу осени 2020 года достиг почти 3,2 трлн. долларов. Это событие, так или иначе, придало своеобразный реактивный импульс не только американской, но и всей мировой экономике. Трамп взял курс на реанимацию страдающей от пандемии экономики, реализованную посредством сокращения масштабов безработицы в сентябре до уровня 7,9 %, восстановления занятости 52 % лиц, потерявших работу, воссоздания почти 11,5 миллионов рабочих мест. Государство масштабно профинансировало не только профилактические мероприятия, препятствующие распространению инфекции, научные исследования в сфере разработки противовирусной вакцины, но и выплаты компенсаций и доплат семьям, пострадавшим от коронавируса и потерявшим в связи с ним часть своего дохода.

Кроме того, к концу лета 2020 года, в целях стимулирования хозяйственной активности, администрация Трампа выделила 6,5 трлн. долларов, что также, как и удержание на плаву потребительского спроса, позволила экономике США минимизировать пагубное воздействие пандемии.

Надо признать, до начала пандемии COVID-19, экономика США находилась в достаточно оптимистичном состоянии: росла приблизительно на 3% в год и такими темпами уступала лишь Китаю (более 6%), но существенно опережала аналогичные показатели ЕС (около 1,5 %) и Японии (около 1 %).

Однако упомянутый экономический рост Америки начался довольно давно — после масштабного финансового кризиса еще в 2009 году – вначале президентства Барака Обамы. И такое, достаточно длительное – 11-летнее и медленное увеличение объемов ВВП продолжалось вплоть до той самой – «ковидной истории». И за этот период хозяйственного подъема ВВП США увеличился на 22 %.

Снижение налогов (в последующее десятилетие казна не дополучит 1,5 трлн. долларов), либерализация государственного регулирования, политика «дешевых денег», выразившиеся в каденцию Трампа в росте занятости, зарплат, степени доступности кредитов и активном приобретении населением дорогостоящих товаров длительного пользования, способствовали поддержанию экономического бума. Официальный уровень безработицы составлял минимальные за последние полвека 3,6 %. Последние годы неизменно росли зарплаты и уровень потребительской активности американцев.

«Накаченный» деньгами американский фондовый рынок последние годы демонстрировал самые впечатляющие темпы разрастания с 1938 года (в июне 2019 года индекс Dow Jones имел наиболее высокий показатель) – за период правления Трампа он вырос на 27%. Низкие кредитные ставки и легкий доступ к деньгам стимулировали инвесторов к более рискованным и доходным инвестициям в акции и недвижимость. Рост рынка акций дополнительно подхлестнула и налоговая реформа, ибо, высвобожденные от фискального бремени средства, бизнесмены и корпоративные акционеры вновь реинвестировали в ценные бумаги.

Огромные бюджетные расходы (только на оборону в 2019 году было потрачено 717 млрд. долларов) в купе с колоссальным бюджетным дефицитом, финансируемом за счет займов, стимулируют текущее состояние американской экономики, но серьезно ограничивают её будущие перспективы. К тому же и частный сектор — сами американцы в последнее время активно влезают в долги (по данным Bloomberg – на 43 млрд долларов в квартал быстрее, чем в 2015-2016 г.г.), что неизбежно предполагает необходимость их более экономного существования в перспективе – на период погашения полученных кредитов.

По данным бюджетного управления Конгресса США, на конец 2020 финансового года (октябрь) государственный долг уже составил 102% ВВП (превысив объем экономики впервые более чем за 70 лет). С намеченными темпами прироста к 2049 году он может составить 144% ВВП страны. МВФ же считает, что суверенный долг США составит 117% уже в 2023 году.

Поэтому наметившаяся в 2020 году тенденция к рецессии экономики США никого не удивляет: потребительская активность населения падает, обвалился спрос на товары длительного пользования, снижается рост частных инвестиций, уже по итогам текущего года ожидается падение темпов роста ВВП до 2,5 %, в последующем он будет проседать еще больше, усугубляется имущественное неравенство между богатейшими и бедными слоями населения.

В экономике Трамп был ситуативно и локально эффективен, как и подобает бизнесмену — популисту, но расточителен и недальновиден на перспективу – что не свойственно последовательному и вдумчивому государственнику.

Впрочем, американская экономика все еще растет, а её инфраструктура столь разнообразна и богата ресурсами, что текущие негативные тенденции выглядят очень непростыми, но совсем не катастрофическими, — если в ближайшее время популизм в государственном управлении уступит место здравому прагматизму. Который вполне может быть реализован в рамках сбалансированной экономической политики нынешнего президента Джо Байдена. В своей истории экономика США переживала множество взлетов и падений, но именно благодаря духу и предприимчивости, свойственным американскому образу жизни, оптимальной гибкости демократического и хозяйственного устройства, значительному ментальному и ресурсному потенциалу этой страны, она неизменно является богатейшим и самым влиятельным государством мира.

Сравним интенсивное развитие бурлящих экономических процессов в США, предопределяющих темпы международных хозяйственных преобразований с вялотекущим и содержательно неизменным дрейфом в неотвратимое забытье российской экономики.

Она практически мертва. Как организм, система, симбиоз целей, средств, достижений и перспектив, баланс между общесоциальными потребностями, возможностями и прогрессивными устремлениями…

Объемный, но лишенный внутренней силы экономический организм России малоразвит, отличается низкими показателями диверсификации, высоким уровнем зависимости от сырьевого экспорта и отсутствием каких-либо признаков кризиса перепроизводства качественных потребительских товаров.

В целом, в структуре экспорта этой страны продажа газа и нефтепродуктов составляет приблизительно 70 %, а сырьевая отрасль является донором национальной экономики и обеспечивает около 50 % доходов бюджета. По большому счету, такая огромная страна практически не производит продуктов (товаров, услуг), которые, благодаря своему выдающемуся качеству и сервисном сопровождению, были бы востребованы на мировом рынке. Более того, они не очень желанны и на внутреннем рынке – поэтому импортные тарифы являются важной статьей доходов бюджета России. Все помпезные стратегические планы развития технологического экспорта и выхода внешней торговли уже к 2024 году на показатель удвоения объема российского «несырьевого» экспорта как были, так и остаются утопическими.

Проблема заключается в том, что РФ находится в классическом состоянии «ресурсной зависимости», реальная реструктуризация экономики не осуществляется и, несмотря на значительные национальные резервы (накопленные благодаря все тому же сырьевому экспорту и низкому уровню социальных расходов), альтернативные отрасли экономики развиваются очень слабо. Сырьевые сектора российской экономики неизменно являются основными получателями инвестиций: деньги зарабатываются на сырье, в его добычу они же и вкладываются, как в производство с более высоким уровнем доходности и меньшими хозяйственными рисками. В то же время, внутренний рынок России, насчитывающий более 140 миллионов потребителей, отличается ограниченной номенклатурой качественной отечественной продукции в связи с изношенными основными фондами национальной промышленности, отсутствием инвестиций в несырьевые сектора, а также развитием «человеческого капитала» (кадровых ресурсов), опять же, с большей ориентацией на отрасли добывающей промышленности. И даже один из самых высоких в мире средневзвешенный таможенный тариф (импортная пошлина), не стимулирует внутреннего производителя.

Одним словом, экономика Российской Федерации является «присваивающей» (природную ренту), а не «производящей». Речь в данном случае идет не о том, хорошо или плохо для экономики находиться в состоянии «ресурсного проклятия», а о том, что по опыту наиболее успешных стран – экспортеров природных ресурсов – Норвегии, Новой Зеландии, Австралии, США и других, дисбаланс в развитии отраслевых производств в подобной ситуации способна разрешить грамотная и прозрачная государственная политика в сферах распределения и перераспределения инвестиционных ресурсов и многоотраслевого стимулирования бизнеса. С чем в России, естественно, наблюдаются огромные проблемы. Отсюда, при невысоком уровне жизни населения и отсталости значительного количества сфер экономики, в стране имеется просто непозволительное, неприличное количество всевозможных нефтяных и газовых «баронов» — миллиардеров, паразитирующих на «народном достоянии», доходы которых неуклонно разрастаются даже в условиях кризисов и международных санкций.

А ведь при существующих масштабах потребления нефти и газа в мире их фактических запасов, по разным экспертным оценкам, хватит человечеству на период немногим более 50 лет! На Российскую Федерацию этот временной промежуток доступности «ресурсного проедания» экстраполируется в ограничительных параметрах 30-35 лет. Что будет со странами, вроде России, по истечении этого непродолжительного срока финальных углеводородных «конвульсий»?

В структуре импорта РФ: доля машин и оборудования составляет 46 % (красноречивое свидетельство технологической отсталости от развитых государств мира); химической продукции – 19% (странно, что активная «добывающая страна» не уделяет должного внимания развитию собственных мощностей производства продукции из углеводородного, минерального и другого сырья путём его химической переработки); продовольственных продуктов и сырья – 13 % (Россия, невзирая на обширные территории, традиционно достаточно натужно обеспечивает себя собственными продуктами питания, а по мясной и молочной продукции в изрядной степени восполняет недостаток товаров импортом); металлов и изделий из них – 7,5 %; текстильных изделий и обуви – более 6%.

Современной России, открыто претендующей на мировую гегемонию во всех явных и надуманных сферах, в принципе, нечего продавать на внутреннем и международном рынках, кроме сырья. Собственно, это та же тенденция усугубления гипертрофированного ресурсного перекоса в экономической системе России, которая в итоге стала смертельной для Советского Союза.

Кстати говоря, сейчас в различных российских информационных источниках, с ностальгической обидой на ныне независимые народы бывшего СССР, тиражируется тезис о том, что, дескать, экономика РСФСР всегда была донором для бывших советских республик и получала наименьшее количество дотаций из союзного бюджета. В «абсолютных цифрах» это может быть и выглядит так, но в экономической реальности все было не совсем столь очевидно. Подобные утверждения не учитывают объективные предпосылки подобных обстоятельств: РСФСР обладала преобладающей частью территории и населения СССР; абсолютно большая часть месторождений и промышленных ресурсов добычи нефти и газа располагались также в РСФСР; в экономике СССР, зависимой от экспорта природных ресурсов, подавляющее большинство союзных инвестиционных ресурсов направлялось в развитие добывающей отрасли; освоение месторождений, строительство тех же БАМа, сибирских ГЭС осуществлялось за счет средств союзного, а не российского бюджета; функционирование крупных промышленных объектов всесоюзного значения, подавляющее большинство которых располагалось в РСФСР, предопределяли и дополнительные доходы российского бюджета и сверхлимитные расходы Союза на развитие хозяйственной и социальной инфраструктуры, обслуживающей такие предприятия.

Противников всего американского всегда раздражает и неизменно будет выводить из психологического равновесия не только и, думается, не столько геополитическое доминирование США в мире, их значительное влияние на мировую экономику, а также преобладание американских промышленных корпораций в сфере высоких технологий, сколько-то обстоятельство, что условному политико-идеологическому антиподу – России реально противопоставить Штатам просто нечего. Кроме, пожалуй, амбиций и, в какой-то степени, масштабов вооруженных сил (но не оборонных бюджетов – они тоже не сопоставимы).

Российская Федерация с хозяйственной точки зрения является абсолютно беспомощной и неконкурентоспособной: самая большая страна в мире не способна продуцировать передовые технологии, эффективно генерировать и распределять национальные ресурсы, развивать современную промышленность и плодотворную сферу услуг, создавать привлекательные политико-правовые и инфраструктурные условия для зарубежных инвестиций. Товары мирового уровня здесь просто не производятся. Какие уж там фундаментальные технологии, самолеты, машины, компьютеры или смартфоны?! Качественных сорочек, шариковых ручек, канцелярских кнопок и даже спичек или тех же томатов, огурцов или сыров российского производства днем с огнем не сыщешь. Разве что вот – несусветным «демократическим авторитаризмом», приближенным к власти ненасытным нефтегазовым олигархатом, «скрепами», инертным мировоззрением населения и «гибридными» изысками лживой внешней политики похвастаться? Да и вправду — в этой части конкурентов нигде не найдешь!

С формальной точки зрения весьма непросто объяснить, почему Российская Федерация, как будто бы гордящаяся своим современным «демократическим статусом» и приверженностью «капиталистической рыночной экономике» (которые являются акцентированными классическими ценностями именно американского социального мировоззрения), после бесславной кончины воинственного социализма, все ещё продолжает считать себя главным врагом США.

Но, на самом деле, всё очевидно — «великорусская» имперская рефлексия, завистливая злоба почившего геополитического гегемона и исторически преемственный агрессивный милитаризм никуда не делись. Частично воплотившись в вероломной агрессии против «братских» постсоветских государств и допинговых «олимпийских победах» российских спортсменов, они лишь затаились и сублимировались… Выразились в достижениях мирового уровня российских культуры, искусства, науки или образования? Нет же! Хотя «триумф» «телевизионных деятелей искусств» в сфере развития технологий «зомбоящика» все же неоспорим…

Доллар

Часто приходится слышать, что США печатают слишком много «пустых» — «необеспеченных» денег. Но почему-то совершенно не учитывается, что в современную эпоху деньги – всего лишь информация о ценности, основанная на формальном общественном (в случае с долларом — международном) согласии (доверии) воспринимать их в качестве «носителей ценности». Абсолютно не принимается во внимание воистину гигантские масштабы «экзогенного» покрытия долларом товарного оборота вне экономической системы США. Федеральная Резервная Система США, действительно, печатает очень много денег (в мире обращается около 1,74 трлн. бумажных долларов), — значительно больше того, чем требуется для обслуживания экономики США.

Но эта, казалось бы, ошибочная политика реализуется осознанно и является в Америке традиционной – ориентированной на международную гегемонию. Все экономические риски, связанные с чрезмерной валютной эмиссией – это та плата, которые Штаты готовы и могут нести, оплачивая свой доминирующий международный статус.

Доллар является валютой международных расчетов. По сути, это уже давно – не американская денежная единица. США предоставляют около 60% всего объема мировых институциональных кредитов правительствам, крупным международным проектам и институтам. Американская валюта имеет не только международный, но и транснациональный характер в том смысле, что обслуживает товарооборот, капитализацию и накопление в огромном количестве государств – особенно с неустойчивой, переходной, перманентно кризисной экономикой, в том числе – в России. И в таком плане подобные государства частично (каждое – в своей мере) обеспечивают экономический вес доллара (в части монетарной массы денег, обращающейся в их территориально-хозяйственной агломерации) своей национальной продукцией.

Дополнительно отметим, что «инвестиционно-инновационная» экономика США вырабатывает огромное количество «латентной» — перспективной стоимости, которая не учитывается в текущих показателях ВВП, но не преминёт своевременно влиться в национальную хозяйственную систему в качестве будущих доходов – это значительный экономический эффект от вывоза капиталов и зарубежных инвестиций, поставок производственных и научных технологий (инноваций), частных и государственных научных исследований, венчурных инвестиций, разработки высокотехнологических продуктов и прочих нематериальных активов.

Вопреки часто высказываемому мнению, доллар вряд ли однажды всей своей массой «хлынет» в США и тем самым обрушит экономику Америки, поскольку в отсутствии альтернативных денежных агрегатов аналогичного свойства, международный и зарубежные рынки не смогут функционировать без монетарного инструмента такого уровня. Обесцениться доллар, конечно, может – под воздействием глобального экономического кризиса, но относительно массово «вернуться» в США в этом случае он гипотетически может лишь уже в максимально девальвированном состоянии. Хотя экономическая целесообразность в подобных обстоятельствах исключит логичность таких транзакций, которые приведут к дополнительному и даже полному обесцениванию капиталов.

Баланс американской экономики – в инвестиционном приоритете инноваций и будущих доходов, глобальности влияния на международные и национальные рынки без дополнительных усилий – по сути – посредством саморегуляции, ибо устойчивость доллара выгодна всем — и врагам, и друзьям – тем, кто давно капитализировал свои прибыли и целые экономические системы в долларовом эквиваленте. Американская экономика – это экономика экспансии – её агрегаторы присутствуют повсеместно.

Знаете, невзирая на обратные чаяния очень многих ненавистников США, эта страна представляет собой своего рода несокрушимого колосса, подорвать жизнеспособность и величие которого неспособен даже отдельно взятый несуразный президент вроде ушедшего Трампа.

Имидж

Теперь же стоит обратить внимание на то ментальное «реактивное топливо», которое обеспечивало доселе и способно гарантировать на долгую перспективу масштабное и многофакторное доминирование США в мире.

В начале года известная британская консалтинговая компания «Brand Finance», проведя трансконтинентальные социологические исследования, сформировала международный индекс стран по признаку их, так называемой, «мягкой силы». Предметом изучения исследователей являлась потенциальная способность отдельных наций, посредством их совокупного авторитета (известности, узнаваемости и репутации) и без применения силы в любом виде, влиять на международные события (предпочтения и поведение государств, социумов, корпораций, общественных объединений и частных лиц) различного характера. В качестве критериев рейтингового оценивания принимались во внимание следующие сферы: бизнес и торговля, порядок, международные отношения, культура и наследие, медиа и коммуникации, образование и наука, люди и ценности. Именно США с гигантским отрывом от второй позиции – Германии, первенствовали в этом рейтинге.

С чем же связана экономическая, политическая и мировоззренческая гегемония США не только в глобальной социально практике, но и на уровне совокупного общественного сознания человечества?

Технологии и инновации

Мы уже упоминали, что США значительно больше всех иных стран мира инвестируют средства в исследования и разработки.

Эта страна предоставляет наибольший объем высококачественных деловых, финансовых и информационных услуг.

США являются лидером в области высокотехнологичного производства. По количеству высокотехнологичных компаний США – абсолютные мировые гегемоны. По числу компактных инновационных регионов (Нью-Йорк, Вашингтон, Чикаго и Бостон) Америка также опережает Китай, Европу и Японию. Рейтинг научно-технических кластеров также возглавляют США (25), а далее следуют Китай (17), Германия (10) и Япония (5).

Среди наиболее инновационных компаний мира – Google, Apple, Microsoft, IBM, Amazon и Tesla.

А посмотрите в какие грандиозные цивилизационные проекты вкладывают деньги крупнейшие американские корпорации и богатейшие люди страны! Но кто не слышал о частных космических программах Ричарда Брэнсона, Джеффа Безоса и Илона Маска?! Можно ли себе представить, чтобы в той же России местные олигархи по собственной инициативе занимались бы прогрессивной филантропией и развивали высоко рисковые программы общечеловеческого масштаба?

Главным новатором — визионером прогрессивных преобразований нашего времени справедливо считается Илон Маск — руководитель компаний Tesla и SpaceX. В десятку «вестников прогресса» также вошли Тим Кук, Джек Ма, Ларри Пейдж, Сундар Пичаи, Сатья Наделла, Билл Гейтс и Марк Цукерберг. Практически все – руководители крупных американских компаний с общей капитализацией более чем в 2 трлн. долларов.

В рейтинге стран мира по уровню научно-исследовательской активности с Штатами конкурирует лишь Китай.

В области осуществления исследований в сфере естественных и фундаментальных наук по итогам 2019 года США занимали лидирующую позицию, почти вдвое по индексу количества и качества опережая Китай.

По объему бюджетных затрат на науку в 2019 году США первые — 511,1 млрд. долларов, Китай – второй — 451,2 млрд. долларов.

По итогам 2018 года США вложили (государственный и частный сектор) в инновационные исследования и разработки около 3,75 трлн. долларов (ЕС – 2,48; остальной мир – 2,1; Китай – 1,8; Япония – 750,0 млрд. долларов).

США являются разработчиками 25 % всего мирового объема информационных технологий (Китай – 34%), 53 % инноваций — в аэрокосмической области, 25% — в сфере фармацевтики (ЕС – 27%), 44% — в приборостроении.

США выступают не только абсолютными мировыми лидерами по количеству регистрируемых патентов, но и по промышленному внедрению инноваций.

Образование

В США – самое большое в мире количество университетов и больше всего иностранных студентов. Преимущественная часть мировых лидеров имеет американское образование (на втором месте — британское).

В рейтингах лучших университетах мира главенствующее положение традиционно занимают американские университеты (Массачусетс, Стэнфорд, Гарвард, Калифорния, Ель, Принстон, Чикаго и т.д.), они же количественно доминируют в общем числе «топовых» ВУЗов мира (вторые – британские).

Наука

Именно США за всю историю премии Шведской королевской академии наук, дали миру 383 нобелевских лауреата (Великобритания — 132). В том числе, за последние 6 лет: 4 лауреатов (физиология, медицина, химия, экономика) – в 2015 году, 5 (физика, химия, экономика, литература) – в 2016 году; 8 (физиология, медицина, физика, химия, экономика) – в 2017 году; 6 (физиология, медицина, физика, химия, экономика) – в 2018 году; 8 (физиология, медицина, физика, химия, экономика) – в 2019 году, 5 (физиология, медицина, физика, химия, литература) – в 2020 году.

Обратите внимание, в текущее время США доминируют в наиболее значимых – фундаментальных науках, предопределяющих формирование новых технологий, а также в сфере литературы.

Этико-эстетические тренды и мода

Большинство литературных, философских, психологических, научно-популярных концепций и трендов рождаются в США и лишь затем покоряют весь мир.

Множество течений в сфере искусства (театр, кино, живопись, скульптура, литература, музыка, хореография) также появляются на свет в США или под значительным влиянием американской культуры.

Американская «спортивная индустрия» является одной из наиболее успешных и популярных в мире.

Несмотря на традиционное доминирование итальянских и французских инноваций в тенденциях развития моды и стиля, многие американские лидеры фэшн-индустрии (Guess, Marc Jacobs, Calvin Klein, Oscar de la Renta и т.д.) также существенно влияют на современные эстетические предпочтения человечества в этой сфере.

Коронавирусный вектор

Известно, что наиболее перспективные на данный момент вакцины против вируса COVID-19 разработаны и производятся американскими корпорациями Pfizer (совместно с немецкой BioNTech), Moderna, Johnson & Johnson и Novavax.

Также следует иметь в виду, что коронавирусные реалии существенно «сдвинули» вектор технологического развития человечества в сторону преобладания «интерактивности» применяемых методик и «дистанционности» реализации процессов. Очевидно, что превалировать в рамках этих тенденций, опять-таки, будут страны и компании, находящиеся в авангарде инновационного развития человечества.

«Несовершенство», преобразующее мир

США, несомненно, – не идеальная страна. Если социально-политическое совершенство принципиально возможно, то, вероятнее всего, его с определенной долей относительности можно узреть в жизнедеятельности скандинавских государств, Австралии, Новой Зеландии, Канады или, скажем, Лихтенштейна или Люксембурга. США – это страна доминирующая, рискующая, инвестирующая, новаторски созидающая во всех сферах социального бытия. У такого существования есть конфликтный заряд и неизбежные изъяны, которые для Штатов и характерны. И, на самом деле, текущую международную роль США в современном мироустройстве невозможно ни упразднить – без ущерба для глобального социума, ни подменить иным «персонажем» — никакое иное государство такую функцию просто «не потянет».

Вопреки расхожему лозунгу из национального гимна, американское общество отнюдь не живет по принципу «In God we trust», а огромное внимание уделяет развитию своего ментального и креативного потенциала, в итоге способствующего прогрессу всего человечества. И любому, жаждущему «похорон» США или желающему ускорить их приближение, стоит задуматься над тем, сможет ли он сам пережить такое погребение…

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник: www.obozrevatel.com