Аркадий Бабченко: Имперскому либералу: поставьте памятник любому из народов, которых вы убивали

Имперский либерал пятый день обсуждает, кому должен быть памятник на Лубянке – Дзержинскому или Александру Невскому. Путин предложил провести опрос. То, что памятнику быть, не обсуждается. Обсуждается, кому. И либералы все это жуют. На полном серьезе. Не, ну Дзержинскому как-то совсем нехорошо. Значит, Невскому.

Дорогие мои карбонарии. У вас на Лубянке может быть только один памятник.

Памятник Василю Стусу.

Или Тарасу Шевченко.

Или Степану Бандере.

Или Владимиру Рыбаку.

Или жертвам Голодомора.

Или Джохару Дудаеву.

Памятник неизвестному грузинскому солдату. Памятник жителю Бендер. Памятник жителю Новых Алдов. Памятник черкессу, геноцид которых вы никак не можете признать. Убыхи, шапсуги – кто сейчас помнит названия этих народов? Вы их вырезали полностью. Памятник литовскому лесному брату. Памятник чехословаку. Памятник афганцу. Сирийскому ребенку.

Памятник любому из десятков, если не сотен, народов, которых вы убивали.

Памятник крымскому татарину.

Ровно в тот день, когда ваш лидер оппозиции произносил свое последнее слово, в Крыму была очередная карательная операция. Это не аресты, нет. Это именно зачистка. Вы ж, небось, даже не знаете, как они проходят. А проходят они, как в партизанских районах Беларуси во Вторую мировую. Селение окружают каратели с собаками, и идут по домам. И уводят пленных мужчин. Деды у вас до сих пор воюют. Потом будут внукам рассказывать. А те их на плакатах носить.

Последнее слово имперского Недоманделы – его лебединая песня. Которую услышат все. Это самое главное его послание обществу. То, за что он идет на каторгу. Формулирование его принципов. Манифест. Который будут цитировать через десятилетия. «I have a dream» российских протестов, который станет национальной идеей.

И что в ней?

Было хоть слово про крымских татар?

Про войну в Украине?

Про ветеранов было. Про «Единую Россию». Про богатую и счастливую Россию. Про богатую, блядь, полицию даже было. Про библию. И про дворцы, деньги, ершики, воруют, воруют, воруют…

Скажите, а это точно политический заключенный? Если весь спич – про воровство.

Или это экономический заключенный?

Для вас же не существует никого, кроме себя. Вы же замечаете репрессии только тогда, когда они касаются только вас – титульной нации, жителей столицы, уберменшей. А когда вы убиваете, сажаете, репрессируете других по всему периметру и даже в своей собственной стране – этого же просто нет в вашем мировоззрении.

У вас же даже репрессированный – это ваш миллионер с гитарой на «Мерседесе», женой француженкой и поездками в Лос-Анджелес как на дачу. И вот его вы реально считаете репрессированным. Ну, как же, концерты запрещали. Жуткие репрессии. Потому что русский. Такой же, как вы. Разве можно так с вами. А то, что в этот момент какого-то 4о4хла Стуса просто напросто убивали в тюрьме – не концерты, нет, в прямом смысле слова убивали — девять из десяти такую фамилию даже не знают.

И таких Сутсов – у каждого порабощенного вами народа — десятками.

Но памятник либо Дзержинскому либо Невскому.

И дворец с ершиками.

«Я хочу, чтобы Россия была богатой. Чтобы Россия была счастливой»

Бл*дь, ды видели мы уже богатую счастливую Россию. Двадцатого февраля две тысячи четырнадцатого года видели. Во все глаза. Никак поверить не могли. КРЫМНАШ!!!!! Вот тогда вы были и богатые и искренне, до выражения морд спаривающихся собак, счастливые.

Что, опять?

«Вот стоят конвойные – они же нормальные парни». Ну, да. Они же не избивают титульного жителя метрополии. Значит, нормальные. То, что потом они повезут на суд крымских татар, и будут их ломать на сборке, это представителя имперской расы не касается. Должны быть богатыми и счастливыми. А раз каратели нормальные, значит, должны быть богатыми и счастливыми.

А потом они удивляются – как на*уй. Почему вы так не любите все русское.

Пока у вас на Лубянке не будет памятника представителю любого из запытанных и уничтоженных вами народов, а ваши манделы не будут начинать свои речи в первую очередь с тех, кого вы пытаете и уничтожаете сегодня – а вот так.

А до того времени должен стоять памятник Дзержинскому, конечно. Потому что – единство формы и содержания. На Лубянке Железный Феликс, в подвалах – крымские татары.

А в Крыму вкусный пломбир. Обратно наср*ли. Будете потом внукам рассказывать.

И граждане, которые хотят быть богатыми и счастливыми. И не замечать всего остального.

Все в природе должно быть органично.

Ваш террорист-фельетонист.

I have a dream.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник: www.obozrevatel.com