«Бросили под автобус? Смелянский, Коболев, Иски и еще девять мнений о том, что происходит с корпоративной реформой

Громкое увольнение Андерса Аслунда из наблюдательного совет (НС) Укрзализныци, вновь дало повод говорить о том, что президент Зеленский и часть его окружения заинтересованы в развале реформы корпоративного управления в крупнейших госкомпаниях Украины. Аслунд озвучил три причины своего решения.Во-первых, он считает слишком высокими юридические риски, которым подвергается. По его мнению, правительство не предоставило страхование ответственности директоров и должностных лиц при подписании договоров.Во-вторых, по его словам, много их решений не исполняются руководством Укрзализныци. Он отметил, что Кабмин не обеспечивает госкомпании достаточные регулятивные или финансовые условия для повышения эффективности и модернизации компании, что ставит ее в шаткое финансовое положение.«В-третьих, нам, членам наблюдательного совета Укрзализныци, с апреля ничего не платят», — сказал Аслунд. После пяти месяцев невыплаты зарплаты он считает маловероятным, что сегодняшнее правительство Украины будет выплачивать какое-либо вознаграждение членам набсовета.Ничего — это 47 тыс грн в месяц. Такое ограничение размера выплат в госсекторе было введено парламентом с подачи исполнительной власти в Украине на период карантина. А этот период, похоже, затянется на неопределенный срок. «Основная проблема в том, что президент и его депутаты не верят в хорошее корпоративное управление. Мы — иностранные члены наблюдательных советов тринадцати больших государственных компаний и банков — усердно работали, чтобы попытаться улучшить государственные компании Украины. От президента (единственного президента Украины, с которым я не встречался) мы получаем только оскорбления и препятствия», — написал Андерс Аслунд.Контекст: что означает корпоративная реформа в УкраинеНапомним, формирование набсоветов в госкомпаниях предусмотрено реформой корпоративного управления, которая стартовала в июле 2015 года. Тогда еще министр экономики Украины, а сейчас глава Укроборонпрома Айварас Абромавичюс назвал госкомпании основным генератором коррупции. Он же инициировал реформу корпоративного управления. Уже в июне 2016 года Верховная Рада приняла закон, который обязал госкомпании сформировать набсоветы, где вместе с представителями государства должны быть и независимые директора. В 2018 такие же требования были введены для государственных банков.Корпоративная реформа нацелена на то, чтобы госкомпании получили политический иммунитет, а топ-менеджеры — назначались на рыночную зарплату через конкурс и собеседование набсовета, независимого от политиков, олигархов и их смотрящих. Принято считать, что дальше остальных в этой реформе продвинулись НАК Нафтогаз Украины, ПриватБанк, Международный аэропорт Борисполь и Укрэнерго. Набсоветы работают также в Укрзалиныце, Укргидроэнерго, Укрпочте, Укргазбанке и Администрации морских портов Украины (АМПУ), Укрэксимбанке, Ощадбанке.Во многих госкомпаниях набсоветы так и не созданы. Отметим, что суммарно, согласно нормативной оценке Минэкономики, речь идет о том, что в сфере независимого корпоративного управления должны находиться государственные активы суммарной стоимостью 1,4 триллиона гривен.По данным НВ Бизнес, из-за увольнения Аслунда премьер-министр Украины Денис Шмыгаль 30 сентября провел встречу с главами набсоветов госкомпаний. Шмыгаль предложил вариант увеличения максимальной суммы выплат на переходный период пока будет найден способ снятия ограничения в 47 тыс. грн и высказал предложение о введении КРI для НС. НВ Бизнес обратился к инициаторам корпоративной реформы в Украине и действующим членам набсоветов, к СЕО госкомпаний и банков с вопросом том, согласны ли они с оценками Аслунда и ощущают ли сопротивление корпоративной реформе со стороны властей. «Не соглашусь на 100%, при всем уважении с Андерсу Аслунду. Здесь нет белого и черного, как бы этого кому-то не хотелось. Государство и политики (даже самые плохие и коррупционные), особенно если они в демократическом государстве, заинтересованы в том, чтобы предприятия работали, были рабочие места и электорат был доволен. Безусловно министр или премьер-министр, не хочет отгребать за неработающие электрички, коррупцию или например за недоставленные посылки, при том, что если ранее они могли хотя бы принять кадровые решения, то теперь они отодвинуты от этого набсоветом. Когда вас бьют током, а вы не можете выдернуть шнур, навряд ли вы будете счастливы.С другой стороны, формально, набсовет действительно не несет ответственность за результаты компании, так как они не принимают финансовый план, который является основным документом компании. Поэтому, когда некоторые политики кивают на новую власть, хочется им напомнить, что «полубеременная» реформа корпоративного управления, где набсоветам не дали реальные рычаги власти, не есть твореньем Слуг Народа.Мое мнение — в текущем формате реформа корпоративного управления не даст желаемых результатов. Поэтому вопрос надо ставить не «поддержка» vs «сопротивление», а какая модель будет работать. И будет работать именно с учетом специфики Украины. При всем уважении к международному опыту, его нельзя copy and paste в нашей стране (а я работал за рубежом более 10 лет).Два примера. Где хорошо работают набсоветы или советы директоров, судя по капитализации компаний? В США. Там если вы успешны, вы где-то к 45 годам (в IТ сфере — ранее) становитесь СЕО. Много (по 60−80 часов в неделю) работаете, становитесь богатым и еще более успешным и потом конечно устаете. При этом у вас отличный опыт, обширные контакты, и вы хотите еще оставаться в бизнес тусовке, просто с чуть менее сумасшедшим графиком, уделяя больше времени семье. И тогда вы идете в набсовет. Вы активно помогаете менеджменту, звоните потенциальным покупателям и поставщикам, участвуете в разработке стратегии и т. д. Скажите, кто у нас уже устал и может что-то передать? Сколько таких людей? В Украине жесткая нехватка профессиональных топ-менеджеров (не решал, а именно менеджеров). Поэтому тех, кто устал и готов помочь теоретически (особенно бесплатно) очень и очень мало. Второе — идет постоянная дискуссия какие стимулы должны получать члены Набсовета за свои большие зарплаты. Мы опять велосипед придумываем. Нет таких стимулов кроме материальной мотивации. В США члены набсоветов имеют пакеты акций, а значит кровно заинтересованы в долгосрочном, именно долгосрочном, успехе компании. И тут интересы акционеров и набсовета совпадают. Мы же опять пытались впихнуть невпихуемое.Второй пример — как ответ на вопрос об участии иностранных членов набсоветов. Коротко — нужны ли они? Да, нужны. Хотя бы потому, что нужен лучший мировой опыт и, иногда, в Украине просто может не быть людей без конфликта интересов в той или иной отрасли. При этом, участие иностранных членов набсоветов не может быть панацеей. Возвращаясь к моему американскому примеру. Как работает член набсовета? Ну, во-первых, он или она уже эксперт в своей отрасли. Во-вторых, он или она настраивает свой новостной канал (интернет, Wall Street Journal и т. д.) на новости о своей индустрии и компании. То есть, когда начинается набсовет, они уже в курсе последних изменений, влияния политики на сектор, новых законов и т. д. То есть готовы и к стратегической дискуссии с менеджментом и к тактическим действиям.Теперь представим, что меня назначили в набсовет итальянской почты. Я, к сожалению, не очень владею итальянским и не живу в Италии (еще не заработал на виллу). Откуда я буду черпать информацию? Я владею английским, но о почте Италии редко на нем пишут. Я не сильно в теме движений в итальянском парламенте. Итого — на дату заседания Набсовета я не в теме и моя реальность, как в фильме Social Dilemma, полностью зависит от того, как мне менеджмент подаст ту или иную информацию. И именно поэтому, возможно, члены Набсовета УЗ, могли в теории не знать, что тот или иной менеджер берет 100 баксов за вагон или крутит махинации с билетами. Но украинский народ и его руководители, справедливо считают, что знать они должны. Вот тут и возникает тот самый конфликт.Есть ли решение? Да, есть. Думать, что в Украине мы найдем супер классных топ менеджеров или даже иностранных на сотни госкомпаний (особенно если они будут на минималке) — это святая наивность, чтобы не сказать хуже. Поэтому, во-первых, должна пройти приватизация всего того, что не нужно. Хотя и это «не нужно» нужно привести в адекватное состояние чтобы это кто-то купил за честную цену. Во-вторых, сделать госхолдинг по управлению госкомпаниями. Вывести это управление из министерств, сократив кстати очень сильно количество чиновников. Их, холдингов может быть один или 4−5: инфраструктурный, энергетический, сельхоз и т. д. и они должны получить все инструменты управления компаниями и безусловно ответственность за результат. Но на такое небольшое количество можно найти соответствующих членов набсоветов и среди них безусловно могут и должны быть достаточное количество тех, кто понимает Украину. Тут кстати нет разницы иностранный или нет. Есть люди с иностранными паспортами, которые годами работают в Украине и хорошо знают нашу страну и ее культуру. Они вполне могут достойно работать в набсоветах.Так что, если коротко — как есть, работать не будет. Но можно внести изменения и результат будет точно лучше\».«Украинские чиновники и политики декларируют поддержку реформы рынка газа и корпоративного управления. Эти цели подтверждены в меморандуме взаимопонимания между Украиной и МВФ, а также — в ряде соглашений для получения финансовой поддержки реформ. И много хороших инициатив, соответствующих стандартам ОЭСР, уже закреплены в законодательной базе. Например, закон о рынке природного газа и закон об акционерных обществах в целом соответствуют этим требованиям. Однако, практически в каждом составе правительства и парламента находятся те, кто делал попытки взять под контроль государственные предприятия.В частности, несмотря на требования закона об акционерных обществах, правительство до сих пор не передал наблюдательным советам полномочия по назначению менеджмента, утверждения финансовых планов и стратегии компании. Ни один состав правительства до сих пор не выполнил свой долг акционера — не утвердил политику собственности компании.Из последнего — популистские ограничения заработных плат для руководства госкомпаний (правление и наблюдательные советы). Такой шаг мотивировался экономией средств государственного бюджета. Однако вознаграждение менеджмента госкомпаний осуществляется за счет собственных средств компаний, а не дотаций бюджета. В отличие от госслужащих. Однако, ограничения заработных плат на время карантина проводился через закон о госбюджете.Кроме того, правительство установило заработные платы для членов наблюдательных советов, в том числе — госкомпаний с миллиардными активами, на уровне 10 минималок и в ряде компаний отказал в страховании ответственности менеджмента. Мы в Нафтогазе застраховали ответственность членов наблюдательного совета, однако наши члены наблюдательного совета подпадают под остальные ограничений.Сейчас мы видим избирательность применения норм правосудия: Конституционный Суд признал неконституционными ограничения зарплат судей, депутатов и других чиновников. Но сотрудники госкомпаний не подпадают под эту категорию. Хотя они единственные, кто не получает зарплату из госбюджета.Каждый независимый член наблюдательного совета (в Нафтогазе это иностранцы) принес свой опыт работы на международных и европейских энергетических рынках.Например, председатель нашего наблюдательного совета Клэр Споттисвуд в свое время реформировала газовый сектор Великобритании и ее опыт очень помог при анбандлинге Нафтогаза и продолжает помогать сейчас, во время либерализации рынка газа Украины.Кроме того, независимые директора еще и не заангажированы ни украинскими политиками, ни олигархами. Когда они видят проблему в управлении компанией, они указывают на нее и требуют решения, независимо от того, что является причиной этой проблемы — ошибки топ-менеджмента или проблемы регуляторной базы\».«Считаю, что реформа корп управления подвергается риску. Ее бросили под автобус, под бурные аплодисменты крепких хозяйственников, антиукраинских и антизападных дельцов и просто откровенных жуликов. Бессмысленными и популистскими ограничениями по зарплатам, прежде всего, руководителям госкомпаний, мы в очередной раз доказываем, что государство — не привлекательный и не надёжный работодатель. Вместо того, чтобы усовершенствовать реформу, мы видим ее откат назад. Вместо борьбы с коррупцией, уже в самом начале пути, мы опускаем руки. Большинство членов набсоветов приносят пользу. И независимые, и представители государства. Как украинцы, так и иностранцы. Потому-что пока работала система отбора, которая смогла привлечь большое количество достойных, профессиональных людей и не позволить коррупционерам приблизится к набсоветам. Это заслуга четырех последних правительств. Были привлечены люди, которые несмотря на репутационные риски и даже риски личной безопасности согласились помочь стране в важнейший период трансформации. Как результат — вместо ежегодных суммарных убытков госкомпании в размере 7 млрд $, имеем прибыльные предприятия и миллиарды дивидендов. Вместо красных, бессменных директоров, привлекаем лучших украинских, современных управленцев на важнейшие госпредприятия, конкурируя с частным сектором за таланты. Реформа только начинается, она не идеальна, она сложна, она долгая, не популярная. Ее нужно правильно коммуницировать, ее нужно поддерживать и конечно, нельзя останавливаться в начале пути\».«Наши ключевые партнеры, Министерство финансов и Национальный банк, весьма привержены системе корпоративного управления, поддерживают независимость нашего наблюдательного совета и регулярно взаимодействуют с нами. Однако внешняя среда в настоящее время довольно враждебна корпоративному управлению, и кажется очевидным, что атаки спровоцированы прежним статус-кво. Эти враждебные атаки оказывают давление на всю систему и привели к решениям и действиям, которые оказали крайне негативное воздействие на организации и людей, которые усердно работают над улучшением жизни украинцев. Сотрудничество между нашими основными стейкхолдерами и партнерами довольно крепкое. В настоящее время существует значительная разница между статусом реформы в государственных банках по сравнению с государственными предприятиями. Закон, которым была внедрена реформа государственных банков, от 2018 года передал полномочия практически по всем аспектам надзора за государственными банками от государства независимым наблюдательным советам, и шаг за шагом в этой сфере наблюдается прогресс. Но дальнейшему успеху реформы мешают внешние атаки. Наблюдательные советы государственных предприятий пока не обладают таким же уровнем полномочий и независимости, который им необходим\».«Хорошее корпоративное управление, безусловно, является целью и намерением, но трудность заключается в реализации процесса и процедур для ее достижения.Остатки методов работы бывшего Советского Союза сохраняются, и потребуется время и повышение прозрачности, чтобы эти действия были устранены.Без надлежащего корпоративного управления и прозрачности будет сложно получить поддержку крупных банковских учреждений, необходимую для финансирования важнейших инфраструктурных улучшений\».«Я согласен с Аслундом, потому что пока правительство не продемонстрировало каких-то конкретных шагов в реформе корпоративного управления. Если посмотреть «с высоты птичьего полета», то возникает вопрос: а что хорошего произошло в системе корпоративного управления за эти полгода? Где-то новый набсовет был создан? Нет. Сняли ограничение на зарплаты? Нет.Улучшили законодательство? Например, дали полноценные полномочия набсоветам, четко разграничили эти полномочия с полномочиями акционера? Разве кто-то подал законопроект, в котором это предлагается? Нет. У нас был в свое время законопроект 6428 (это его номер еще в предыдущем созыве парламента) — он приводит в порядок в полномочиях членов набсоветов. В частности, четко закрепляет за ними полномочия назначать СЕО и утверждать финплан. Где этот законопроект сейчас?Когда Милованов был министром, мы этот законопроект в Минэкономики актуализировали и выставили на публичное обсуждение. Но потом поменялось правительство, и с тех пор ничего не происходит. Предыдущий̆ Кабмин, опять же с подачи Минэкономики, принял протокольное решения о том, чтобы внедрить принципы ОЭСР в топ-десятке госпредприятий. На практике в этом смысле потом ничего не произошло. А новый Кабмин в конце июля принял новое протокольное решение, что это нужно сделать в топ-15 предприятиях. Но на этом пока все. Государство своими действиями на практике не демонстрирует желания развивать реформу корпоративного управления. Важный момент, что обязательства по этой реформе прописаны в меморандуме с МВФ, и там даже есть структурный маяк. Но даже при этом государство не улучшает систему корпоративного управления. При этом есть сопротивление, которое проявляется в появлении законов и законопроектов, призванных откатить эту реформу — то закон, который урезал зарплаты, то законопроект, которым предлагается выбросить иностранцев из набсоветов, то законопроект, который должен урезать полномочия набсоветов и свести к минимуму количество независимых членов, и так далее.Но сейчас появился еще и медийный элемент, направленный̆ против реформы корпоративного управления — когда условный Дубинский все чаще выступает по телевизору и рассказывает, что набсоветы плохие, потому что не дают правительству напрямую взять и кого-то назначить. Раньше такой медийной атаки на идею корпоративного управления не было, потому что тогда она еще не оказывала такого сильного влияния. А сейчас все поняли, что это одна из самых-самых важных реформ, потому что она убирает возможность воровать из госпредприятий — вот и борьба в медийном пространстве сейчас гораздо сильнее, чем раньше.Я не являюсь сторонником того, чтобы в набсоветах сидели именно иностранцы или именно украинцы. Кто должен входить в набсовет — это вопрос профессионализма. Поскольку нормальной практики корпоративного управления в Украине пока еще мало, то ее нужно где-то брать. В набсоветах должны быть люди с опытом и профессионалы. И пока в Украине профессионалов в этой сфере мало, их нужно брать за границей. Это не значит, что так будет всегда — нужно растить свои кадры, но для этого тоже нужно двигаться вперед с реформой корпоративного управления\».«Я думаю, что, в целом, государство заинтересовано в развитии корпоративного управления, однако отдельные политические силы этому противостоят. Кабинет Министров поддерживает и даже просит уполномоченные органы управления в лице министерств и ведомств ускорить внедрение корпоративного управления в соответствии с ОЭСР-стандартами. Недавно премьер-министр даже издал отдельное поручение по этому поводу. Однозначно, дальше всех продвинулись госбанки, потому что на это была воля и поддержка НБУ и Минфина. Другим госкомпаниям нужно брать с них пример. Почему мировые стандарты корпуправления медленно внедряются в Украине? Да потому что законодательная власть и другие стейкхолдеры до сих пор полностью не понимают преимущества от качественного корпуправления: там, где оно есть, компании генерят положительный денежный поток, внедряется стратегия на следующие 5−10 лет, развиты системы контроля, такие как внутренний аудит, комплаенс, риск-менеджмент, антикорупционная политика. Настроить все эти процессы — это как раз и есть ответственность набсовета. Фактически, наблюдательный совет и является той «инвестиционной няней», о которой говорит президент Украины. Именно набсовет следит за развитием, ростом компании, пытается сделать ее прибыльной, а значит — инвестиционно привлекательной. В соответствии с рекомендациями ОЕСР, члены набсовета при голосовании должны руководствоваться интересами компании, а не ее акционеров или менеджмента. Таким образом, именно набсовет — это гарант успешного развития госкомпаний. И конечно же за свою работу, набсовет должен получать адекватные деньги. Ведь результатом качественной работы членов наблюдательного совета будет повышение капитализации компании, ее прибыли, а значит акционер будет доволен и получит свои дивиденды. Но об этих всех преимуществах мало кто знает, поэтому в недавнем общении с миссией ОЕСР, я подчеркнул важность проведения коммуникационной работы по популяризации корпоративного управления среди народных депутатов, руководителей министерств, других органов власти, которые принимают решения о развитии корпоративного управления в Украине. Польза от участия иностранных членов набсоветов однозначно есть. У многих из них колоссальный опыт. У одних это опыт развития корпоративного управления в компании. Ведь многие их них были или есть членами набсоветов иностранных компаний, где корпуправление было внедрено 30−50 лет назад. У других — опыт реализации стратегии компаний. Ведь многие из них являются бывшими исполнительными руководителями крупных компаний на Западе, где новые технологии внедрялись раньше, соответственно они могут подсказать как с меньшими усилиями ускорить внедрение стратегии. Кроме того, иностранные члены в набсоветах имеют прекрасные связи в других странах, в смежных бизнесах. Их задача как самим предлагать идеи для расширения бизнеса украинской компании, так и принимать запросы менеджмента, своими контактами способствовать продвижению компании на иностранные рынки. Но главное, это то, что независимые члены набсовета имеют европейские ценности, требуют прозрачности в работе и требуют, чтобы компания показывала улучшение финансовых показателей, а менеджмент выполнял утвержденные набсоветом ключевые показатели эффективности работы\».«Важно определится с терминологией: реформа корпоративного управления госпредприятий не о «независимой системе корпоративного управления» и именно такое ее восприятие навязывается с целью ее дискредитации. Она о «профессионализации» управления в том числе (но не только) за счёт привлечения независимых членов набсоветов. И для того чтобы достичь такой «профессионализации» нужно не только отобрать истинно независимых, не только сделать это по корректному профилю компетенций, не только создать условия для эффективной работы и установить чёткие и реальные ожидания от набсоветов, но и внедрить полноценную систему оценки эффективности набсоветов. Многое было сделано, но многое еще нужно сделать или оптимизировать по опыту того, как прошло внедрение. Сложно велосипеду ехать на 2,5 колёсах! Ровно как и сложно оценить и заинтересоваться недорисованной картиной или недописанной книгой.Власть неоднородна и есть многие ее представители, от которых поддержку ощущаем. При этом за последнее время больше сигналов, которые свидетельствуют скорее о недостаточно глубоком понимании того, о чем я написала выше: очень хотим и готовы поддержать конструктивный диалог о том, что нужно доделать, чтобы реформа корпоративного управления заработала ещё лучше. 2.Основных причин привлечения иностранцев на момент начала реформы было две: (1) их опыт корпоративного управления из стран, где проведены успешные реформы (которого не было на тот момент у достаточного количества нас, украинцев) и (2) их иммунитет от попыток ненадлежащего политического и олигархического влияния (этот иммунитет ниже у большинства украинцев в силу исторических причин). Удалось ли привлечь достаточное количество именно таких иностранцев и насколько успешно и слажено работают иностранцы с украинцами на уровне каждого конкретного набсовета — это именно то, что ещё предстоит выяснить когда и если будет разработана, а главное корректно внедрена система оценки эффективности набсоветов. Как глава набсовета считаю одной из основных своих задач именно обеспечить баланс в работе органа, который построен на принципах разнообразия (и не только по принципу национальному). Но опять же говорить о том, что реформа корпоративного управления «об иностранцах» я бы не стала. Реформе о разнообразии, но только в случае если оно (такое разнообразие) работает эффективно и продуктивно\».«Аслунд уволился из-за денег. Это мало для Аслунда? (47 тыс грн — Ред.). Этого более чем достаточно. Учитывая то, что Аслунд не в Украине. Когда он был в Украине последний раз? До того, как ввели карантин. Он по скайпу или по zoom дает какие-то советы руководству Укрзализныци. Я не знаю, какие он там может советы давать. Это мое личное, субъективное мнение. Он видите ли обиделся, что ему 47 тысяч гривен платят в месяц. Они приходили не что-то делать, не на что-то влиять, не чем-то помогать или подсказывать. Набсовет он же должен подсказывать, что идите не прямо, чуть правее и так далее. За такие деньги можно было и посидеть у себя в Штатах. Мое личное мнение — Укрзализныця не потеряет, абсолютно ничего, о того, что ушел Аслунд. Я более чем уверен, что должно быть большее присутствие наших профессионалов из Украины, не обязательно железнодорожников. Это ошибочное мнение, что если будет железнодорожник, то значит Укрзализныца завтра поедет. Я считаю, что это в первую очередь должен быть менеджер, который может подсказать, поправить. Например, с третьей стороны посмотреть финансовый план, внести какие-то коррективы и высказать свою мысль. Что мог внести Аслунд? Ноль. По инсайдерской информации, я знаю, что глава набсовет Укрзализныци Шевки Анджунер тоже напишет заявление об отставке. Первый аспект, почему? Это зарплата. Второе — во всех компаниях топ-уровня чем занимается набсовет? Он рассматривает решение менеджмента и принимает решение — правильное оно было или нет? Увы, у нас набсовет Укрзализныци превратился немножко в политического диктатора. Ты или по вектору правящей партии или никак? Я считаю, это абсолютно, неверным. Потому что набсовет должен быть реально независимым. А у нас даже независимые члены набсовета зависимы от вышестоящего руководства. В этом нужно ставить точку.Я был когда-то членом наблюдательного совета в аэропорту Борисполь, был представителем государства, то есть зависимым членом, у нас было два иностранца, они и сейчас есть. Я считаю, что эти два иностранца в аэропорту Борисполь — реально объективные независимые члены наблюдательного совета госпредприятия. Во-первых, после введения ограничения по зарплате они не ноют, во-вторых, они реально разбираются в проблемах аэропорта, потому сами работают в аэропортовой отрасли. А когда менеджмент принимает какое-то решение, начиная от концессионных моментов до финплана, они подсказывают правильные решение, не навязывают свое мнение.Что у нас происходит с Укрзализныцей? Туда пришли случайные люди, чтобы просто получать деньги. И как только зарплату урезали они начинают ныть. Я уверен, что нам нужны иностранцы, потому что их опыт очень нужен, но реальный. А не случайные люди, типа господина Лещенко. Что он может подсказать в процессе руководства Укрзализныцей? Что он в финплане может сказать? Новые идеи при нас, при Омеляне (бывший министр инфраструктуры — ред.), состояли в следующем: первое — Укрзализныця потребляет в сутки 4 тонны солярки, у нас в государстве есть закон о государственном дорожном фонде, куда за каждый литр идет акциз. А Укрзализныця ездит по автомобильным дорогам? Давайте избавим УЗ от этого акциза, но введем целевые платежи на развитие движимого состава или электрификацию. Может этот член набсовета подсказать, как это сделать? Нет. Почему? Потому что он, просто, не в материале. И таких примеров много. Представьте себе ЛЭПы, они стоят по всей стране, платит ли Укрэнерго налог на землю? Нет. А почему Укрзализныця платит налог на землю под колеями? А это 4 миллиарда гривен в год. Почему набсовет УЗ не может подсказать менеджменту, повлиять или способствовать? Им, вообще, не за что платить\».«Дело не в государстве, а в тех, кто формирует государственную политику. На данном отрезке прохождения власти, я не вижу лидерства со стороны кого-либо в этом вопросе. Становление корпоративного управления — очень важный вопрос в госсекторе. Если еще при правительстве Гончарука — это был важный вопрос, то сейчас это никому не нужно, никто не проявляет лидерства. И знаете, как бывает, если кто-то не проявляет лидерства по реформам, то происходит откат. Потому что люди, заинтересованные в противоположных вещах, в сохранении коррупционных схем, они начинают пользоваться этим моментом, поэтому начинается откат. Реформа корпоративного управления двигалась благодаря Айварасу Абромавичюсу, он взял лидерство в этом вопросе как министр. Сейчас начинается разборка этой системы по кирпичикам. Иностранцы нужны. Можно спорить сколько должно быть иностранцев в набсоветах. Это уже технический вопрос. Если люди квалифицированные, то неважно он иностранец или нет. Просто вопрос в том, что у нас недостаток квалифицированных кадров такого уровня. Когда человек управлял в разных секторах и разных компаниях, видел разные корпоративные культуры и системы. Покажите, где у нас такие люди? Я работал в управлении в разных странах, я вижу, что в Украине недостаток этих компетенций. В связи с этим, логично приглашать людей, которые имеют соответствующий опыт, не глядя на их национальность. Поэтому я к этому отношусь технократически\». «Я не могу согласиться с тем, что государство не заинтересовано в развитии независимой системы корпоративной управления. Как по мне, то само государство в первую очередь заинтересована в создании такой системы, но мы часто олицетворяет государство в целом с отдельными субъектами властных полномочий. И основное противоречие именно в том, что отдельные должностные лица по привычке пытаются использовать устоявшиеся в течение многих лет методы управления, упуская из виду особенности корпоративного управления и наличие в них независимых членов наблюдательных советов, само появление которых и была направлена ​​на минимизацию политического влияния на хозяйственную деятельность таких важных акционерных обществ, контролируемых государством.Прошу обратить внимание, что это именно акционерные общества, определенного законодательством порядком принятия соответствующих решений и распределения ответственности между органами управления и контроля. Речь не идет о государственных предприятиях, с скажем так «системой управления, чувствительной к политической ситуации в стране».Для понимания глубины проблемы — рекомендую вам проанализировать сколько руководителей государственных предприятий работает в статусе «исполняющий обязанности», что делает их особенно уязвимыми и зависимыми от чиновников, которые не несут прямой ответственности за хозяйственную деятельность таких государственных предприятий.Чувствуем мы поддержку или сопротивление власти реформе корпоративного управления?Я считаю, что речь идет о разных взглядах на субъект управления и наверняка бы акцентировал ваше внимание на несколько отличные приоритеты в деятельности наблюдательных советов (в том числе с привлечением независимых членов) и руководства органов исполнительной власти. Дело в том, что в Украине вводится модель корпоративного управления, которая показала свою эффективность во многих странах. В основу модели заложено постулат, что мы живем в демократической стране и руководство органов исполнительной власти, реализуя программы и задачи политической силы, победившей на выборах будет пытаться в полной мере и в кратчайшие сроки реализовать данные избирателям обещания. И будем откровенны, часто эти обещания бывают настолько щедрыми, что их реализация может иметь негативные последствия для хозяйственной деятельности отдельных важных предприятий в долгосрочной перспективе.Наблюдательные советы же в первую очередь занимаются стратегическим развитием конкретно определенного предприятия, а статус независимости отдельных членов наблюдательных советов дает возможность в меньшей степени обращать внимание на какие популистской Кстати, и позволяет полностью сконцентрироваться на реализации стратегического развития предприятия.Именно в поиске такого компромисса между краткосрочными политическими целями (в смысле policy, а не politics) условий для долгосрочного стратегического развития конкретного предприятия и заключается сотрудничество между акционером в лице органа исполнительной власти и наблюдательным советом конкретного предприятия. И часто именно это «место для дискуссий» часто ошибочно воспринимают как некое противостояние.Поскольку Наблюдательный совет в АО «Укргидроэнерго» была создана едва ли не последней, то мы не видели никакого сопротивления со стороны государства с использованием корпоративного управления, потому что как мы понимаем, мы уже двигались протоптанной дорожке. Но если бы вы спросили были попытки вмешательства в нашу деятельность, то должен сказать — да. Всем известна история, когда акционер — Министерство энергетики и защиты окружающей среды противозаконным способом пыталось освободить независимого члена НС. Поскольку наблюдательный совет заняла принципиальную позицию по отстаиванию интересов общества в части направлений направления части чистой прибыли за 2018 на дальнейшее развитие гидроэнергетических объектов, строятся и эксплуатируются Укргидроэнерго.Но мы не расцениваем этот факт как системный и направленный сопротивление против корпоративного управления- это скорее было просто попытка со стороны акционера достичь желаемого и быстрого результата привычным для госоргана способом, без учета изменения законодательства и системы корпоративного управления непосредственно на ЧАО «Укргидроэнерго».Видим ли мы пользу от иностранных членов НС? Однозначно да. Но я могу говорить в первую очередь о ЗАО «Укргидроэнерго», где мы не делим членов наблюдательного совета в зависимости от наличия или отсутствия украинского паспорта. Основными критериями, по которым был сформирован нашу НС были и остаются компетентность и независимость. И я не думаю, что у кого-то когда-нибудь возникали вопросы к НС ЗАО «Укргидроэнерго» по соблюдению этих критериев. И поверьте, нам всем лично очень приятно и полезно работать рядом с таким опытным и квалифицированным коллегой\».«Принадлежность паспорта не говорит о пользе или вреде. Нельзя сказать, что любой иностранец будет полезен. Государственным компаниям нужны сильные люди в составе наблюдательного совета — это могут быть как украинцы, так и иностранцы. Критерием отбора должен быть не паспорт иностранного государства, а качество самого человека — его профессионализм и международный опыт. Может оказаться, что эти качества есть у иностранца, если он проходит отбор, то, конечно, нужно брать того, кто лучше подходит по заявленным требованиям. Нам не нужен иностранный неспециалист, как и украинский. Нам нужны лучшие специалисты без привязки к национальности».
Источник: biz.nv.ua