Защитница бизнеса. Анна Деревянко о том, что инвесторы думают о налоговой амнистии, зарплатах на таможне, рынке земли и Дия.Сити

Анна Деревянко является исполнительным директором Европейской Бизнес Ассоциации с 2003 года (Фото: Александр Медведев / НВ)

Анна Деревянко, исполнительный директор ЕБА, в интервью журналу НВ называет главные претензии бизнеса к правительству и объясняет, почему в стране так и не появилась критическая масса реформ.

М икрорайон возле станции метро Арсенальная превратился в одно из самых модных мест Киева. Вслед за Kyiv Food Market, хабом для любителей поесть, здесь по­явился коворкинг Creative States.

В августе прошлого года в него переехал офис Европейской бизнес-ассоциации (ЕБА), изменив своей привычной локации на Андреевском спуске. «Все движется к чему‑то новому, все меняется», — объясняет это решение Анна Деревянко, исполнительный директор ЕБА, объединяющей более 1 тыс. компаний.

Деревянко возглавляет эту влиятельнейшую ассоциацию с 2003 года, став за это время голосом, который громко говорит с правительством о проблемах оте­чественного бизнеса.

Защищая интересы компаний из самых разных секторов экономики — от логистики и агро до технологий и фармацевтики, исполнительный директор ЕБА хорошо чувствует, что нужно предпринимателям.

В разговоре с НВ Деревянко говорила не только о самых болезненных точках в отношениях бизнеса с государством, но и о том позитивном, что есть в стране.

— Сейчас у Украины пауза в сотрудничестве с МВФ. Есть ли у страны какие‑то шансы остаться в поле зрения иностранного капитала?

— Когда МВФ работал с Украиной, мы все равно не видели огромного вала иностранных инвесторов. Поэтому я не драматизирую ситуацию. Неприятно, что нет должного сотрудничества с фондом. Но это не должно быть блокирующим фактором для иностранных инвесторов.

Что важно для инвесторов на сегодняшний момент? Важна предсказуемая ситуация, предсказуемые правила игры. Важна возможность защитить свои интересы в судах, если их права попираются. Важен богатый внутренний рынок, который способен абсорбировать ту продукцию, которую инвестор может здесь произвести. Важно легкое, комфортное налоговое законодательство. Этих компонентов для успеха на сегодняшний момент, к сожалению, в Украине не наблюдается.

Но это не совсем стирает надежду на изменения в стране. В конечном итоге все зависит от представителей госвласти: смогут ли они организовать свои усилия, чтобы предложить и украинскому обществу, и иностранным инвесторам то, о чем я сказала.

— Улучшится ли инвестклимат в стране? В прошлом году у нас был отток иностранных инвестиций на уровне $ 400 млн — это худший показатель за пять лет.

— Не только иностранные, а вообще все инвесторы оценивают ситуацию в Украине не самым позитивным образом. Если даже смотреть на наши индексы, картина кажется не совсем радужной. По пятибалльной шкале крупный бизнес поставил инвестклимату страны 2,40 во второй половине 2020‑го. Если мы говорим о микро- и малом бизнесе, то свежие исследования показали оценку 2,38 по пятибалльной шкале. Бывали и лучшие времена: индекс когда‑то переваливал за 3, то есть был в положительной плоскости. А сейчас он коррелируется где‑то с уровнем 2013‑го, если мы говорим о большом бизнесе.

Но инвесторов и иностранный капитал в страну завлекать все же нужно. Объективно сложная задача, но тем не менее возможная. Западная Украина в этом плане является хорошим образцом того, как можно даже в отсутствие надежной системы правосудия, эффективно работающих правоохранительных органов заводить сюда иностранные инвестиции. Они просто активно «работали локтями» на иностранных рынках, убеждали, восстанавливали доверие или строили его с нуля.

Но пока сложно рассчитывать, что мы за этот год проведем невероятное количество разных реформ, которых все ожидали пару лет назад.

— Страна живет с довольно высоким — более 5% — дефицитом госбюджета. Бизнес опасается, что в такой ситуа­ции налоговая будет выжимать из него деньги, устраивать проверки, выписывать штрафы, не возмещать НДС?

Полную версию читайте на nv.ua