"Мы вышли на тропу войны". Ахметову бросили вызов на $2 млн. Но он может потерять больше

Павел Бойко заработал на заводе Рината Ахметова миллионы гривень, но считает, что его обманули. И не он один

Павел Бойко – бизнесмен, инвестиционный консультант и частный инвестор, на протяжении 2016-2018 годов скупал акции Авдеевского коксохимического завода (АКХЗ). Это крупнейшее в Европе предприятие по производству кокса, один из главных активов холдинга Метинвест Рината Ахметова.

Акции коксохима стоили недорого. Соседство с зоной АТО и обстрелы боевиков сделали из недавней «голубой фишки» украинской биржи один из самых токсичных активов на рынке. Его бумаги подешевели в разы. 

Потратив за два года $25 000, Бойко сформировал пакет в 0,4% акций и верил в легкие деньги, ожидая роста в будущем.

Веру подкрепляли цифры. Несмотря на временную остановку производства и реконструкцию, с 2014-го до 2016-й выручка завода выросла с 7,3 до 11,7 млрд грн, а многомиллионный убыток сменила прибыль в 808 млн грн. 

Задумка удалась. В 2018-м Метинвест нарастил свою долю в «авдеевке» до 95%. Это открыло для компании Ахметова возможность провести так называемый squeeze-out – принудительный выкуп акций у мелких акционеров. Миноритариям предложили по 15 грн за штуку – на порядок дороже цены скупки, но дешевле их реальной стоимости, утверждает Бойко.

Акции перешли в собственность компании Ахметова, а спор о справедливой цене – в суд. Процесс подходит к завершению. На 20 октября назначено слушание в Верховном суде по этому делу. Бойко хочет около 2 млн. Претензии всех миноритариев, по его оценке, могут достичь $20 млн.

У них есть шансы на победу? 

 

(Не) рыночная операция

Суд между Бойко и металлургическим бизнесом Рината Ахметова начался три года назад, в мае 2018 года. Бизнесмен утверждает: Метинвест принудительно выкупил акции у миноритариев коксохима за копейки.

Главную роль в процессе сыграл связанный с Ахметовым кипрский офшор Barlenco ltd. Он покупал в 2018 году в интересах Метинвеста не только бумаги Авдеевского коксохима, но и других предприятий группы – Азовстали, ММК. им. Ильича, Запорожскокса и трех горно-обогатительных комбинатов: Северного, Центрального и Ингулецкого.

Активность Barlenco ltd позволила холдингу увеличить свою долю в «авдеевке» до 95%. Это открыло новые возможности. По недавно принятому закону, Метинвест получил право провести так назіваемій squeeze-out – принудительно приобрети оставшиеся 5% акций. Процедуру squeeze-out обслуживал банк ПУМБ Рината Ахметова.

Цена выкупа определилась, исходя из из трех показателей:

  • рыночной стоимости акций АКХЗ, согласно оценке независимого оценщика компании ООО «Оценочный стандарт» (13,13 грн);
  • среднебиржевого курса акций завода за три месяца до получения Метинвестом 95% доли (9,67 грн);
  • наивысшей цены, по которой Метинвест и аффилированные с ним компании покупали акции предприятия за последние 12 месяцев (15 грн).

Для squeeze-out взяли наивысшую оценку – 15 грн за акцию. Бойко считаете ее заниженной в пять раз.

В своих аргументах он ссылается на оценку компании S&D, рассчитавшей для него стоимость акций завода на 2018 год. Бизнесмен утверждает: оценщик оппонентов, при подсчете стоимости завода, использовал заведомо некорректные данные. Это позволило снизить цену бумаг с 72 грн до 15 грн за штуку, считает он. 

Таким образом, по подсчетам Бойко, Метинвест сэкономил при проведении squeez-out около $20 млн. Доля Бойко из этой суммы – около $2 млн, которые он требует в суде взыскать с коксохима. 

В самом Метинвесте обвинения в свой адрес не комментируют. К моменту публикации LIGA.net не получила ответ на запрос, отправленный почти месяц назад.

Но позиция компании известна. В 2018 году директор по корпоративным финансам Метинвеста Александр Любарев назвал справедливыми все сделки холдинга при squeez-out.

Контекст. Squeeze-out в Украине стало возможным благодаря изменениям в закон «Об акционерных обществах», принятым в апреле 2017 года. Инициаторами были восемь нардепов, один из них – экс-депутат от Оппозиционного блока Юрий Воропаев. Он же – глава юрдепартамента инвестиционной компании SCM Рината Ахметова до 2005 года. 

По словам бывшего главы Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку (НКЦФБР) Тимура Хромаева, процедура squeeze-out позволила устранить в украинском корпоративном поле историческую проблему — наличие пассивных инвесторов, получивших акции заводов при ваучерной приватизации в 90-х, и потерявших интерес к своим активам. Она открыла возможность вывести из фондовой биржи де-юре публичные компании, но де-факто – закрытые предприятия, не торговавшие своими акциями на фондовом рынке, считает Хромаев.

Метинвест так и сделал. После squeeze-out, холдинг вывел акции своих предприятий с рынка. Торги акциями АКХЗ остановили в мае 2018 года. «Нам пришлось это сделать. В стране более 300 публичных и тысячи акционерных компаний, но за годы независимости в Украине не было ни одного IPO. По сути, эти компании никогда и не были публичными», – добавляет Хромаев.

Единственные, кто мог пострадать от squeez-out`- это торговцы, чей бизнес строиться на купле-продаже акций, признает он. Бойко как раз попадает под это описание.

Игра на повышение

Желание инвестировать в комбинат Бойко объясняет простым расчетом: завод сильно подешевел из-за начала боевых действий на Востоке Украины. В начале скупки одна акция стоила 3 грн, хотя до войны – более 8 грн (около $1) за штуку. Большую часть акций АКХЗ он покупал и вовсе по 1 грн.

Почему он рискнул вложиться туда, откуда все бежали? «Я понимал: сталь будет дорожать, а в силу того, что коксохим — это основа сырья для стали, будет дорожать и кокс, — рассказывал Бойко в одном из интервью. – То, что я покупал должно было стоить несоизмеримо дороже».

Бизнесмен не скрывает: процедура squeeze-out не стала для него неожиданностью. Он ожидал, что даже при принудительном выкупе акций, он все равно заработает. 

«Был интересный момент: я пришел в Dragon Capital. Обсудили, что происходит с нефтью, политические аспекты и зашел разговор об Авдеевском коксохиме. Менеджер говорит: у компании все плохо, будем продавать? Я смотрю на него и говорю: нет, мы будем покупать все, что есть на рынке», – рассказывал бизнесмен.

Стратегия оказалась верной. Несмотря на заниженную, как утверждает Бойко, в пять раз стоимость акций АКХЗ, squeeze-out принес ему $350 000 чистого дохода.

Он хочет больше. Недополученная выгода – несоизмеримо выше, уверен Бойко. И дело не только в стоимости акций.

Squeeze-out позволил Метинвесту не только выкупить акции миноритариев, но и получить все нераспределенные дивиденды за два предыдущих года.

 В 2017-м доход коксохима вырос до 24,8 млрд, а прибыль – до 2,8 млрд грн. В 2018-м доход достиг 31,5 млрд, а прибыль – 1 млрд грн. 

«Если бы Авдеевский коксохим просто распределил прибыль, которая накопилась за предыдущие годы, каждый акционер получил бы по 30 грн за акцию, – сетует предприниматель. – Squeeze-out у нас забрал эти акции – все дивиденды ушли Метинвесту».

Общая проблема

История Бойко не уникальна. С похожими проблемами столкнулся и основатель КУА «Кинто» Сергей Оксанич. До squeeze-out в портфеле компании были миноритарные доли в предприятиях Азовстали, Днепроэнерго, ММК. им. Ильича, Укрграфите и Закарпаттяоблэнерго.

«Акции Азовстали Метинвест выкупил у миноритарных акционеров по заниженной в 10 раз цене. То же самое произошло с акциями других предприятий», – убежден Оксанич. Например, цену выкупа Укрграфита он считает заниженной в 35-40 раз. «Мы продолжаем судиться, некоторые дела дошли уже до Верховного суда», – рассказывает он.

Почему миноритарии считают, что их обманули? Опрошенные LIGA.net инвестиционные аналитики называют несколько причин.

Во-первых, украинский фондовый рынок сложно назвать ликвидным: объемы торгов на бирже ценных бумаг в Украине несоизмеримо малы, чтобы запустить маховик рынка. Из-за этого трудно определить справедливую и рыночную стоимость акций, выставленных на биржу, говорит глава аналитического отдела Adamant Capital Константин Фастовец.

Чтобы это исправить, инвесторам приходится прибегать к услугам независимых оценщиков. Здесь и кроется вторая причина подобных конфликтов. «В Украине мажоритарный акционер компании может «нарисовать» ту оценку, которая ему нравится», – уверен глава аналитического отдела Concordе Capital Александр Паращий. – Если бы у нас работал нормально фондовый рынок, услуги оценщиков были бы неактуальны».

По данным члена НКЦФБР Максима Либанова, за последние четыре года в Украине состоялось более 350 процедур принудительно выкупа акций. Из них 90 проходили на основании заведомо искаженных оценок стоимости активов, уточнили LIGA.net в Фонде госимущества. Именно Фонд регулирует работу оценщиков.

В историях Бойко и Оксанича есть общий элемент. По словам адвоката Леонида Белкина, который представляет в суде обоих, у Азовстали, ММК им. Ильича и Авдеевского коксохима был один и тот же оценщик – компания «Оценочный стандарт».

«Официальным лоббистом закона («Об акционерных обществах» – Ред.) была НКЦФБР, но кто стоял за кулисами? Мы общались с адвокатами ДТЭК (принадлежит Ринату Ахметову – Ред.), они не скрывают, что принимали участие в процессе разработки этого закона. Он прописан явно под олигархов – никто там и не думал о защите прав мелких акционеров», – заявлял Белкин во время брифинга 14 сентября.

На пороге к прецеденту

По словам Бойко, его спор с Метинвестом и Авдеевским коксохимом близится к завершению: иск бизнесмена к структурам Ахметова уже дошел до Верховного суда после двух поражений в судах низшей инстанции. Есть ли у него шансы на победу?

Бойко верит, что да. Он считает, что в его пользу играет решение Верховного года в споре другого миноритарного акционера АКХЗ с Метинвестом. Тогда от поражения структуры Ахметова спасло отсутствие независимой и альтернативной оценки стоимости акций завода.

Из-за этого суд постановил провести повторную оценку активов и отправил дело в суд низшей инстанции, уточнил Бойко. У него такая оценка есть. И в отличие от предыдущих, Верховный суд ее учтет, надеется Бойко.

Всего в судебном реестре можно отыскать более 80 решений судов разных инстанций, где бывшие акционеры АКХЗ выдвигают претензии к Barlenco ltd и Метинвесту из-за squeez-out.

Заседание суда по делу Бойко должно состояться 20 октября. Он настроен решительно: «Эта история касается всего фондового рынка. Мы вышли на тропу войны и будем идти по ней до конца».


Источник: news.liga.net