Поставить на карту. Каковы шансы Украины остановить запуск Северного потока-2

Украина совершает отчаянную попытку остановить запуск газпромовского проекта Nord Stream-2, чтобы спасти национальную газотранспортную систему от разорения, страну от российской агрессии, а Европу от раскола и энергетического рабства, пишет журнал Новое Время.

Тактика Кремля в отношении Киева меняется часто,
но всегда отвечает стратегии Газпрома, которая не меняется никогда.
Ее суть — вывести Украину с газового рынка Европы.
И как следствие — монополизировать все его ниши. То есть одним
вентилем убить двух зайцев. Лишить Украину голоса в региональной
геополитике и взять под политический контроль руководство стран ЕС
и НАТО.

Для решения первой и второй задач Газпром
в союзе с компаниями Engie, Uniper, OMV, Shell, Wintershall
достраивает в Балтийском море обходную ветку газопровода Nord Stream-2. Из стран
балтийского региона только датчане оказывают сопротивление проекту.
Польша — огрызается. Германия — поддерживает. Швеция и Финляндия
покорились неизбежности.

Самым активным и дееспособным противником трубы
стали небескорыстные американцы. Прямо из Белого дома они на весь мир
грозят международным подрядчикам проекта самыми жесткими санкциями.

Трубное
дело

Украинцев будущее газопровода интересует в первую
очередь потому, что он способен лишить газотранспортную систему Украины
заработка на транзите российского газа в Европу. Для Украины это
годовая потеря в $ 3 млрд.

В 2019 году заканчивается десятилетний
контракт Нафтогаза и Газпрома на транзит газа в Европу.
Подписывать новый Россия не торопится, а точнее —
не собирается. И это самый большой экономический риск текущего
и следующего годов.

Газпром постарался убедить заинтересованных
европейцев, что потребление газа на континенте будет безразмерно
расти. А чтобы удовлетворить спрос, понадобятся дополнительные мощности,
и не нужно их строить через непредсказуемую Украину.

Пока в 1990‑х и частично в начале 2000‑х России удавалось прятаться
за маской миротворца, тактика Кремля и стратегия Газпрома мало кого пугали.
Но после ряда военных кампаний на Кавказе, Среднем Востоке и в Украине
международный имидж голубя мира трансформировался в образ ястреба войны.

Теперь в голову Александру Харченко, гендиректору
Центра исследований энергетики, и не только ему, приходят самые
жуткие мысли. «Если [украинская] труба [Газпрому] не нужна, это открывает
русским прямой путь к вторжению, — говорит он. — Сейчас она
работает как предохранитель». Это предположение не лишено смысла
и продиктовано опытом последних лет.

Пока в обмен на большие деньги Россия качает
свой газ в Европу по украинским трубам, эскалация конфликта
практически невозможна. Ну или по меньшей мере затруднена.

Свой
интерес

Nord Stream-2 будет проходить в экономической
акватории Финляндии и Швеции. Обе страны относительно легко согласились
пропустить газпромовскую трубу. Непоколебима только Дания. Nord Stream-2 должен
был пройти по ее территориальным водам, и Копенгаген категорически
отказал Москве и даже принял специальный закон, чтобы закрепить этот
запрет в своем правовом поле.

В связи с чем Газпрому пришлось повести
трубу по альтернативному маршруту, что удорожило и без того
недешевый проект общей стоимостью свыше $ 11 млрд.

Обойти Украину — это сильный геополитический ход,
признает словак Карел Гирман, эксперт по энергетике Стратегической группы
советников по поддержке реформ при Кабмине. И тут же уточняет, что у
этой медали есть оборотная сторона — коммерческая. Потребности газового
рынка ЕС — свыше 600 млрд куб. м. В денежном выражении
свыше — $ 1,2 трлн, немногим меньше всего российского ВВП.

Удовлетворить спрос на голубое топливо силами
внутреннего рынка невозможно. Поэтому его треть обеспечивает Газпром.
А ввиду сокращения объемов газодобычи в ЕС, в первую очередь
в Нидерландах и Норвегии, свободного пространства
для поставщиков становится больше.

У американцев есть свой ответ на этот
вопрос. В последние годы в Европе активно растет спрос
на сжиженный природный газ (СПГ). Как по заказу,
с 2017 года США впервые в своей истории стали чистыми
экспортерами природного газа.

“Самое лучшее для американцев, если бы
не было проблем и с транзитом через Украину, и не существовало
Северного потока- 2, — откровенничает Гирман. — Это очень хорошая позиция
для экспорта американского сжиженного газа в Европу».

Из двух этих зол американцы выбрали большее
для того, чтобы с ним бороться. Так как, по мнению Белого дома,
это зло в виде Nord Stream-2 несет не только экономические,
но и политические риски. В этом месте интересы Украины
и США совпали. Зато они не совпали в другой части, на юге
материка, где строится Турецкий поток.

Гирман утверждает, что этот газопровод может быть
для Украины даже более опасным, чем Nord Stream-2, который, если
и заработает, все же не сможет доставлять газ покупателям
из южной Европы. И это дает Украине шансы сохранить большую часть
транзита. Но при полном запуске всей цепочки Турецкого потока эта проблема
легко решается. По нему газпромовское топливо легко добирается
до Италии, Франции, Балкан.

«Турецкий поток уже почти построен, —
разводит руками Андрей Коболев, глава НАК Нафтогаз. — Первая ветка будет
точно запущена. Здесь, к сожалению, эта борьба была проиграна Украиной».

Однако и в этой бочке дегтя оказалась
приличная ложка меда. Строящуюся вторую нитку Турецкого потока, предназначенную
для доставки сибирского газа в южную Европу, как, впрочем, и сам
проект Nord Stream-2, еще можно остановить, заверяет Коболев.

На такой результат способны повлиять санкции США,
которые выведут из игры компании, предоставляющие технологии для Nord
Stream-2. Почти все они одновременно работают и в американской
акватории на глубоководной добыче углеводородов.

«Угроза потерять американский рынок для них
угроза угроз, — поясняет Харченко. — Если санкции в марте-апреле
будут введены, они задержат Nord Stream-2 как минимум на год-два».

И все же самым важным партнером в защите
украинской трубы и торможении трубы российской является не США,
а ЕС — конечный потребитель газа. Но позиции европейцев не такие
монолитные, как у американцев.

«Я много раз говорил
с европарламентариями, — рассказывает Коболев. —
И там есть четкое понимание, что Северный поток — 2 является
эксклюзивным интересом Германии и навряд ли представляет интерес
для Европейского союза».

По правилам

18 января министр иностранных дел Германии Хайко Мас
в очередной раз встал горой за российскую трубу. Он заявил,
что санкции США, может быть,
и смогут вынудить западные компании выйти из проекта, но это уже
не остановит Россию. Он также настаивает на том, что Nord
Stream-2 исключительно коммерческий проект. В ином случае Германия никогда
бы его не поддержала.

В ближайшее время этот тезис,
как и сама Германия, пройдут серьезное испытание. И это
испытание — последний реальный шанс затормозить
запуск газпромовского проекта и сохранить за Украиной топливный
транзит в Европу. Румыния, как страна — председатель
в Совете Европе, до середины весны вынесет на рассмотрение изменения
в директивах, касающиеся условий эксплуатации магистральных газопроводов
вне зоны ЕС. Если большинство в Совете Европы проголосует за эти
изменения, то, как поясняет Коболев, «есть большая вероятность,
что не состоится ни вторая нитка Турецкого потока,
ни Северный поток – 2».

Тарас Качка, советник министра иностранных дел
Украины, разъясняет НВ суть изменений. Согласно
европейским нормам, компания, обеспечивающая транспортировку газа,
не может одновременно быть и продавцом этого топлива, как это
происходит в случае с Газпромом.

Кроме того, как поясняет Качка, изменения
директив предполагают, что свободный доступ
к существующей трубе Nord Stream-2 должны получить все трейдеры,
а не только Газпром. Что, по сути, уничтожает
ключевое преимущество российского газотрейдера, который сверхэффективен лишь
в условиях «чья труба, того и правила».

Если Европарламент утвердит эту рыночную
закономерность, Nord Stream, да и Турецкий поток, потеряют
для Газпрома первоначальную привлекательность. В таких условиях
отбить вложенные средства при наличии здравствующей украинской трубы будет
нелегко.

Впрочем, у этого оптимистичного сценария совсем
неоптимистичный прогноз. Харченко предполагает, что Германия
и Австрия могут заблокировать необходимые для украинцев изменения,
просто воздержавшись от голосования.

Очевидно, что Украине опасно ждать у моря
погоды. Особенно если это море Балтийское. Единственный надежный путь
к политической и экономической независимости — это независимость
энергетическая.

«Энергоэффективность! — буквально восклицает
Гирман. — Здесь потребление энергии
сумасшедшее. Просто нереально наблюдать за тем, как здесь отапливают
воздух».

Читайте полную версию этого материала в свежем номере журнала Новое Время — №2 от 24 января 2019 года.

Источник: biz.nv.ua