Глава Бюро экономической безопасности Вадим Мельник дал первое интервью. Что ждать бизнесу

В Украине заработает Бюро экономической безопасности. Его глава Вадим Мельник рассказал, когда, где и в каком виде заработает новый суперорган

Новоизбранный директор Бюро экономической безопасности Вадим Мельник пока руководит структурой, в которой нет ни офиса и ни одного сотрудника, кроме самого Мельника. Однако уже 25 сентября, по словам Мельника, Бюро заедет в здание, которое сейчас занимает Налоговая милиция. Это – не чуждое место для главы БЭБ, ведь он – налоговый милиционер с многолетним опытом.

Теперь же Мельник возглавляет главный орган в стране по борьбе с экономической преступностью. Своей главной целью он считает уменьшение доли теневой экономики и борьбу со схемами. Но будет ли это происходить старыми методами, с которыми у бизнеса ассоциируется Налоговая милиция, – вопрос открытый.

Мельник утверждает, что нет. Какие у него есть аргументы и как будет работать Бюро экономической безопасности под его руководством? Об этом – первое интервью Мельника в роли главы БЭБ.

– Вы уже директор Бюро экономической безопасности (БЭБ) или все еще и.о. председателя Государственной фискальной службы?

– Я уже директор БЭБ.

– Однако юридически структура еще не создана?

– Создана. Мы получили ряд государственных регистраций, поэтому юридически БЭБ уже существует, однако не может начать свою деятельность, поскольку для этого штат аппарата органа должен быть укомплектован как минимум на 30%.

– Когда, по вашим ожиданиям, заработает орган?

– Я планирую как можно быстрее набрать в каждое звено минимально необходимое количество работников. Думаю, это реально сделать за месяц-два максимум. Что нас несколько замедляет – бюрократические процедуры на всех этапах создания БЭБ и процесс создания совета общественного контроля при БЭБ. Это важно, потому что он делегирует людей в конкурсную комиссию на базе Бюро. Создание совета зависит от Кабинета министров.

– Вы говорите «мы». Кто еще с вами работает?

– В составе БЭБ пока работаю только я. Еще у меня есть два внештатных советника – Карпинская Елена Сергеевна и Костенко Владимир Николаевич, – они взаимодействуют с представителями Кабмина, с которыми мы разрабатываем нормативную базу. Собственно сейчас большую часть времени я провожу именно в Доме правительства.

– Каких специалистов вы бы хотели видеть в БЭБ? Вероятно, среди конкурсантов будет много бывших налоговых милиционеров.

– У меня определенный негатив в отношении налоговой милиции. Я имел честь работать там, но за последние восемь месяцев, в течение которых я возглавлял ГФС (Налоговая милиция – единственная структура, входящая в состав ГФС. – Ред.), я убедился, что далеко не все налоговые милиционеры готовы меняться. Хочу подчеркнуть, что БЭБ – это не правоохранительный орган, а центральный орган исполнительной власти с правоохранительной функцией. То есть наша задача – не только разоблачать конкретные преступления, а аналитическими способами находить и устранять системные схемы, которыми пользуются целые отрасли экономики.

– То есть Налоговая милиция в резюме – это скорее минус, чем плюс?

– Это ни на что не влияет, но для меня это будет поводом более пристально контролировать прохождение конкурсов такими кандидатами. Наша задача в БЭБ – изменить философию борьбы с экономической преступностью. В то же время здесь хорошая зарплата – от 40 000 грн, то есть с учетом премий и надбавок можно зарабатывать 70 000-80 000 грн в месяц. Поэтому многих может привлекать именно это, а не возможность работать в преобразованной структуре.

– Какой будет зарплата директора БЭБ?

– Я пока не углублялся в этот вопрос, но наверняка где-то от 80 000 грн.

«Вы спросите меня, это те же стены, где находилась Налоговая милиция?»

– Какой вы видите структуру БЭБ? Сколько нужно аналитиков, сколько оперативников?

– Первое, что касается структуры территориальных органов, я склоняюсь к распределению по областному принципу. Как минимум, уже сам эффект присутствия БЭБ в области будет дисциплинировать потенциальных нарушителей. Но основная причина – эффективность взаимодействия с местными судами, прокуратурами и другими местными органами власти. Это повлияет на эффективность и оперативность работы Бюро.

Второе, по количеству, я бы хотел несколько изменить философию работы центрального аппарата. Сейчас в состав  ГФС входит около 370 человек. В БЭБ планируется примерно 700. Из них операционный персонал – бухгалтеры, делопроизводители и другие – около 25-30%. Остальные – детективы, аналитики и подразделения спецопераций, которые, например, создают «легендные предприятия» для работы под прикрытием. Аналитики и детективы – это около 400 должностей, и их распределение планирую 50 на 50.

– Как вы планируете организовать работу аналитиков?

– По моему плану, аналитическая работа будет проходить на трех уровнях. Первый – стратегический анализ. Это несколько десятков специалистов, которые изучают общую ситуацию в экономике. Второй – оперативный анализ. Эти специалисты занимаются изучением уголовных процессов в определенных отраслях или регионах. Третий – тактический анализ. Это аналитики, сопровождающие конкретные кейсы, помогают непосредственно детективам и направляют их работу. Без заключения аналитика детектив не изменит направление расследования, что со своей стороны уменьшит коррупционные риски.

– Где брать аналитиков? Не думаете, что рискуете столкнуться с определенным кризисом кадров?

– Это очень серьезный риск. Поэтому нам нужно дать обществу правильный месседж – почему в БЭБ стоит работать. Например, если говорить об IT-специалистах, то, конечно, $3000-4000 в месяц некоторых из них может не устроить, учитывая уровень зарплат в частном секторе в размере $5000-6000. Но здесь есть свои преимущества: аналитики являются аттестованными работниками Бюро, то есть людьми «в погонах», а это и более ранняя пенсия, длительные отпуска, медицинское обслуживание и т.д..

– Где будет физически располагаться БЭБ?

– Наша задача – запустить орган как можно скорее, поэтому я допускаю использование уже имеющихся помещений, где есть все необходимые приготовления с точки зрения безопасности: чтобы в них можно было работать с секретными документами, хранить оружие, чтобы не был режимный объект и т.д.. Переезд в новое здание – это время и деньги налогоплательщиков. Вы спросите меня, не те же ли это стены, где находилась Налоговая милиция. Почему их не использовать? Давайте экономно относиться ко времени и средствам госбюджета.

Когда заработает БЭБ

– Верховная Рада должна принять во втором чтении законопроект, который определяет подследственность дел, которыми будет заниматься БЭБ. Что будет, если этот процесс затянется?

– Это не то, что затормозит работу БЭБ, – Бюро просто не сможет начать работу. По закону, с 25 сентября Налоговая милиция прекращает свое существование. Если закона не будет, подследственность дел, которые вела эта структура, никто не перехватит.

– Что тогда?

– Будет решать прокуратура. Видимо, часть дел возьмут на себя Нацполиция и СБУ. Но не думаю, что именно этого ждал украинский бизнес.

– Полностью ли Нацполиция и СБУ потеряют возможность для расследования экономических преступлений после полноценного запуска БЭБ?

– Закон принимает максимальные меры для этого. Но, думаю, что все же будут случаи, когда СБУ и Нацполиция, расследуя свои основные дела, например, связанные с финансированием терроризма, так или иначе будут затрагивать другие аспекты хозяйственной деятельности.

– От кого зависит, кому расследовать подобные смежные дела?

– Определять компетенцию того или иного органа – это ответственность процессуального руководителя, то есть прокурора.

– Обязаны ли полиция и СБУ передавать существующие дела БЭБ, или там также есть варианты?

– С момента начала работы БЭБ все уголовные производства, которые подследствены Бюро, должны быть нам переданы в течение двух месяцев.

«Меня не нужно было лишний раз приглашать на конкурс председателя БЭБ»

– Правда ли, что к участию в конкурсе директора БЭБ вас пригласил заместитель председателя Офиса президента Олег Татаров?

– Нет. Мы с ним хорошо знакомы еще с 2012 года, когда вместе работали над уголовно-процессуальным кодексом, по которому Украина живет и сейчас. Но кроме этого никаких дружеских отношений у нас нет. Что касается БЭБ, то я давно к этому шел, поэтому меня не нужно было лишний раз приглашать на конкурс.

– Активность ГФС под вашим руководством нередко совпадала с громкими решениями топруководства страны. В частности, обыски ГФС в сети АЗС Glusco, которой владеет близкий к Виктору Медведчуку бизнесмен, совпали с введением санкций СНБО против самого Медведчука. Это совпадение или согласованные действия? 

– Мы вели параллельную работу сразу по нескольким крупным операторам на рынке АЗС. К кому-то пришли раньше, к кому-то – только сейчас (в начале сентября ГФС провела обыски в сети АЗС БРСМ Нафта. – Ред.). Все зависит от того, насколько эффективный «незаконный комплаенс» построили фигуранты. Не могу называть имен, но могу сказать – будет еще.

– Другое совпадение – заинтересованность ГФС коммунальными предприятиями Киева. Все это происходило в разгар политического конфликта между Офисом президента и мэром столицы Виталием Кличко. ГФС выглядит участником или даже инструментом этого конфликта.

– В этом случае я часто шучу, что это мы первыми заинтересовались «киевским вопросом», а другие  стороны уже пытались это использовать в своих интересах. Если серьезно, объясню, почему мы работали в этом направлении. Так называемые НДС-скрутки – это не только способ легализации нелегально произведенного товара, например зерна, но и инструмент вывода и присвоения средств. В частности он применяется и на тендерах. Когда мы исследовали этот вопрос, в подобных историях начали фигурировать коммунальные предприятия. Не только в Киеве – ДФС ведет следствие еще по двум большим администрациям.

– Вы понимаете, что такие «совпадения» порождают сомнения бизнеса по политической независимости БЭБ?

– Я понимаю. Но обратите внимание, что по Киеву мы вышли на девять производств. Если бы мы имели целью просто провести обыски на коммунальных предприятиях, можно было бы поднять данные с Prozorro и найти повод исходя из них. Но мы сосредоточились только на делах, где реально довести расследование до суда.

«Мы с женой живем очень экономно»

– Какой была ваша мотивация, когда вы подавались на конкурс директора БЭБ?

– Конечно, я не буду утверждать, что меня не интересует карьера – конечно интересует. Но в то же время экономическая безопасность – это сфера, над которой я работаю уже много лет. Я защитил кандидатскую и докторскую диссертацию на эту тему.

– Почему в 2016 году вы уволились с ДФС? В СМИ сообщали о том, что это было связано со служебной проверкой, в результате которой оказалось исчезновение ценностей, которые учитывались в качестве вещественных доказательств. Прокомментируйте эту информацию.

– Это абсолютно пустая ситуация. Тогда на самом деле не было выявлено ни одного исчезновения вещественных доказательств. Я решил, что мне необходима пауза. Я уволился с ДФС, но присоединился к проекту создания Нацбюро финансовой безопасности (НБФБ – аналог БЭБ, концепцию которого в 2018 году предложили нардепы Нина Южанина и Максим Куриный; Мельник на тот момент был помощником Курячего, – Ред.). Похожая ситуация у меня возникла в начале 2010-х, когда я, поняв, что не могу найти общего языка с тогдашним руководством Министерства доходов и сборов (Александр Клименко, представитель «Семьи» еспрезидента Виктора Януковича, – Ред.), Сознательно оставил должность заместителя начальника главного следственного управления и перешел на две ступени ниже – на позицию второго заместителя начальника следствия Киевской области.

– В вашей декларации отмечается дорогостоящий автомобиль Range Rover стоимостью свыше миллиона гривен. Вы на протяжении почти всей карьеры работали в фискальных органах. Значит, не очень высокие зарплаты налоговиков – это больше стереотип?

– Начну с философии моей частной жизни. Мы с женой живем очень экономно – откладываем средства и инвестируем их в разные инструменты. Кроме того, после 2016 я занимался частным предпринимательством, в том числе и юридической практикой, оказывал консультации в сфере хозяйственной деятельности, уголовного процесса. Мы с семьей действительно всегда хотели приобрести автомобиль премиум-класса. Копили, и в 2017 году приобрели подержанный автомобиль 2014-го года выпуска, кстати в то время я не работал госслужащим.

– Как отдыхает председатель БЭБ и зачем вам квартира в Турции, указанная в декларации?

– Не хочу обидеть мою маму, но – чаще всего в деревне у тещи. Бобмезное место в 250 км от Киева. Квартиру в Турции приобрела жена, она вложила в нее свои средства. Если вы поедете туда и спросите о нас соседей, они расскажут, что хорошо нас знают, мы никому эту квартиру не сдаем. Нам там  нравится, часто приезжаем, берем в аренду недорогое авто – где-то за $ 35 в сутки – и ездим побережьем. Так и отдыхаем.

Источник: news.liga.net