Александр Кирш: Как поощрять покупки украинцев

Министр экономики страны Алексей Любченко не так давно сообщил, что из 3 с лишним триллионов гривень, которые имеются в кошельках украинцев, легально тратится лишь около 1,2 триллиона, а остальные идут «мимо кассы».

По его же словам, если 30 миллионов граждан потратят по 100 грн, то из полученных от этого 3 миллиардов государство получит налогов на 1 миллиард, из чего следует, что налоги — это примерно треть выручки, и, стало быть, из недопоказанных 1,8 триллиона (которые «мимо кассы») государство теряет налогов на 0,6 триллиона (600 миллиардов).

Получается, что сумма, недополученная бюджетом таким образом, — это примерно половина Госбюджета Украины: чуть больше половины, если исходить из доходов Госбюджета (1,1 триллиона), и чуть меньше половины, если исходить из его расходов (1,3 триллиона).

С другой стороны, 60% в тени — это нечто запредельное, даже не очень верится, что-то уж многовато. Поэтому не факт, что разница между содержанием кошельков и показанными тратами — это только осуществлённые, но не показанные траты граждан. Здесь могут быть и просто не потраченные («временно») суммы (не говоря уже о том, что если расчёт осуществлялся исходя из полученного НДС, то разница могла иметь одной из причин НДСные льготы).

Так вот, не потраченное — это ещё хуже, чем не показанное. «Левые» траты — хоть и тень, но всё же некая экономическая жизнь: и товарооборот (правда, теневой), и занятость (правда, тоже теневая). А вот отсутствие трат — это просто ничто, экономическая смерть. Или отложенная жизнь, хотя на когда отложенная, непонятно: уж если сейчас кто-то копит, когда у большинства все финансовые подушки безопасности давно закончились, то неужели, когда станет лучше, начнут вдруг расходовать старые запасы? Неужто их берегут не на чёрный день, а на светлый? Или настоящий чёрный ещё не наступил? Тоже не очень оптимистично.

Понятно, что копят, откладывая, конечно, не самые бедные: тем откладывать уже нечего. И никакая инфляция их при этом не пугает, хранят-то не в гривнях. Это же не то, что было в СССР, когда валюта и обмен были под запретом, зато практиковались то денежная реформа (просто ограбление) — при Сталине, то деноминация (кубышечники рисковали не все) — при Хрущёве, то замена крупных купюр (рискнувших показать сбережения было ещё меньше) — при Горбачёве/Павлове. Сейчас ничто подобное не грозит, ну максимум — лёгкие падения доллара и маржа в обменках (и то, и другое не очень существенно), вот и копят, у кого есть что копить.

И самое неприятное в другой части — которая таки потрачена, но в тени, — состоит в том, что она, став чьим-то доходом (тоже теневым), в значительной степени идёт владельцам фирм, то есть как раз тем, кто имеет возможность накапливать даже сейчас, и, таким образом, не показанное как бы работает на не потраченное.

В этом смысле даже социальные выплаты — и то работают на экономику эффективнее: они тратятся очень быстро, а откладываются очень редко. Хотя социальные выплаты, в отличие от производственных трат, увеличивают товарооборот и занятость лишь опосредованно — через спрос, но и это чрезвычайно полезно, хотя, конечно, по экономической эффективности с вливаниями сразу в производство такая полезность не сравнится.

Искусственное же денежное вливание (эмиссия, или «станок») тоже будит спрос, а через него — производство и занятость, но если насыщение рынка деньгами идёт тогда сразу, то насыщение товарное (благодаря возросшему спросу) — с временнЫм лагом, а тут уже требуется грамотное управление процессом, что сейчас редкость; да и скудные зарубежные вливания могут в таком случае совсем иссякнуть; при этом теневой спрос тоже отщипнёт свою долю нарисованных денег; а политики испугаются ухудшения курса гривни, что для них почему-то важнее и производства, и занятости, не говоря уже о спросе, хотя без него ничего этого не будет.

Поэтому увеличить долю того, что тратится, в общей массе того, что в кошельках, да ещё и чтоб тратилось при этом — желательно! — на отечественное, да чтоб ещё и не в тени, логичнее иначе: используя возможности налогового механизма, если иметь в виду не только его фискальную функцию, но и стимулирующую.

Напомню в этой связи своё давнее предложение о грамотном налоговом вычитании (возврате).

Частичный возврат населению удержанного у людей подоходного (у нас — НДФЛ) может производиться исходя из стоимости безналично (то есть полностью проверяемо!) купленных товаров (и пр.) — в первую очередь, отечественных (вот уже и уволенным — из-за простоты обложения — налоговикам найдется работа проверяльщиков). Если вдруг человек сам не потребит, а перепродаст, НДФЛ восстанавливается. (Коль даже банки зачастую практикуют cashback — и он им выгоден! — то возможностей у государства — через налоговый механизм — тут гораздо больше.)

Такой механизм будет гораздо эффективнее лозунгов, призывающих к поддержанию отечественного производителя, особенно — если он будет работать в составе комплексной фискально-стимулирующей системы обеспечения платежеспособного спроса, о которой идет речь.

Заодно — жаждущий зачета/возврата покупатель не даст производителю или иному продавцу скрыть выручку!

В ситуации, когда конечный спрос недостаточен, неправильно его еще дополнительно снижать обложением конечного потребителя, так что налог на физлиц может быть в этих условиях даже (в особых случаях акцента покупателя на покупке родного) хоть бы — иногда! — и отрицательным.

Конкретные ставки могут меняться ежегодно — с учетом, в частности, фактической структуры расходов на свое и на импорт, а также доли накопления.

Если, к примеру, их соотношение таково: украинские товары/работы/услуги — 50 %, импортные (оплачиваются с отдельной карточки!) — 40 %, накопления — 10 %, и при этом стоит задача выйти в среднем на сегодняшние 18 %, то базовая ставка НДФЛ должна составлять 30 %, а возврат — 20 % с отечественных покупок и 5 % с импортных (итого в этих двух «возвратных» случаях фактическая ставка получается соответственно 10 % или 2 5%). Тогда в целом государству идет 50 % х (30 % – 20 %) + 40 % х (30 % – 5 %) + 10 % х 30 % = 18 %.

Если в конкретном периоде куплено больше, чем заработано, и в основном — отечественных товаров, то будет отрицательный НДФЛ (и минус этот потом зачтется с будущими плюсами). Это не страшно: экономика получила больше.

Ну а в противоположной ситуации НДФЛ превращается, по сути, в налог на недопотребление украинских товаров/работ/услуг (своего рода демередж) — по ставке 30 %.

Важно: при таком подходе к налоговому стимулированию уже не столь антисоциальна и пресловутая дифференциация доходов: если деньги богатых остаются в экономике страны, то они всем остальным фактически дают работу!

Ну а главное — при таких условиях тратить (и показывать!) станет гораздо выгоднее. Что взбодрит и спрос, и — через него — предложение. Родина при этом не потеряет (те же свои 18 % она в среднем получит), а за счёт увеличения оборота — серьёзно выиграет; из граждан же выиграют активные покупатели (особенно — родного), причём за счёт накопителей, которые своё ущербное для экономики недопотребление таким образом оплатят (а это — далеко не беднейшие). И будет (как всегда, не для всех, зато посправедливее) счастье…

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Источник: www.obozrevatel.com